Байки от Kоr'а

http://kor-shirou.livejournal.com/

Всех с прошедшим.

Жизнь настолько охренительно однообразна, что новости отсутствют как класс. Зато ничего не еб_т.

Как и грозился, параллельно с "Рекрутом" начал писать "Святых из Бундесвера". Хотелось бы упомянуть в этом творении некоторых знаменитых в узких кругах личностей (т. е. ЛИБЕРИЙЦЕВ), но опасаясь за свое здоровье не могу сего совершить без письменного разрешения с их стороны.

Кто-то хочет стать гонцом-камикадзе и передать им запрос?) Ибо зело хочется задействовать сиих бравых геноссцев во всем этом безобразии.))

А пока - вот вам начало.

<Предпреждение - стеб над нашей гребаной жизнью и Fullmetal Alchemist'ом>.

СВЯТЫЕ ИЗ БУНДЕСВЕРА

Глава 1-2

Охотник с любопытством наблюдал, как Ян ползает по земле рисуя большой

магический круг. Мел приятно шуршал по асфальту, каркали сидящие на проводах вОроны... Идиллию нарушал лишь собирающийся пойти дождь. По этому поводу Охотнику был вручен большой черный зонтик, чему комиксист не слишком обрадовался - перспектива работы детским "грибком" для чертежа Яворского его не прельщала.

Охотник от нечего делать еще раз окинул оформленный в лучших традициях гетто переулок (кучи хлама, стены из старых кирпичей, обрывки плакатов и ноги бомжа, выглядывающие из мусорного бака), глотнул "Отвертки" и вдруг спросил:

- Ян...

Не-государственный не-алхимик поднял на товарища недовольные ярко-зеленые глаза.

- Что?

- У тебя глаза опять светятся.

- Они и должны светиться, иначе хрен мы куда через этот круг попадем.

- Да знаю.

- Тогда какого ты меня отвлекаешь!?

Охотника стала прикалывать эта ситуация, и он решил развить тему.

- Спросить хотел.

- НУ!!?

- Ты можешь сделать такой же круг, как у Эдварда?

Ян вновь уставился на камрада. На этот раз взгляд у мага был

подозрительный.

- Могу. А зачем тебе?

- Да вот придумал недавно план один...

- Какой-нах_р-план?

- По превращению себя в секс-гиганта.

- И?..

- И я вот думаю, сколько палок колбасы мне нужно положить в круг для равноценного обмена?

Яворский офонарело моргнул глазами.

- Ты что, хочешь себе туда пожарный шланг приделать?..

- Ну да.

- Чтобы девушки кончали от одного его вида?

- Угу.

- И чтобы выстраивались в очередь перед твоей кроватью?

- Да!

- НЕ ДОЖДЕШЬСЯ, МАНЬЯК!!! - Ян вновь принялся за чертеж. - Е-мое, с какими людьми приходится работать...

Через пол часа круг был дочерчен. Соединив последние линии, Яворский поднялся и с гордостью осмотрел свое творение.

- Теперь мы, по идее, попадем точно в Ризенбург.

- Э-э-э... А что, можем не попасть? <капля>

- Ну, парой километров левее, или правее... Как повезет. <маньячная ухмылка> Может, парашюты возьмем, на всякий случай? Что-то я в параметрах высоты не уверен...

Охотник кинул зонтик в ближайшую кучу мусора и быстро зашагал к выходу из переулка, громко ворча:

- Да иди ты нах$р! Сам полезай в этот круг, камикадзе хренов.

В этот момент подошвы кроссовок Охотника стали одним целым с асфальтом, и комиксист с глухим звуком грохнулся на тротуар.

- Ну и какого ты это сделал?!!

- Это был самый быстрый способ тебя остановить. Выбач, телекинезом не владею.

Почувствовав, что обувь вновь приобрела независимость, Охотник уселся на тротуар по-турецки и буркнул:

- Ладно, полезу я в этот крематорий на колесиках, ты мне только одно скажи - мы точно ТАМ окажемся? Не-государственный не-алхимик "добродушно" оскалился (куда там папе Саше с его "улыбками"...).

- Если ты волнуешься, не повторим ли мы судьбу того мужика на коляске из "DOOM", то могу тебя уверить, что нет. Ну, максимум - придется пройти до города пару километров.

- А высота?

- Это был юмор. Черный. Хех... С высотой все нормально.

- Фак твою нахрен!!! Нашел когда прикалываться!

- Хех...

- И кончай ухмыляться! Достал уже.

- Да не волнуйся ты так.

- Я не волнуюсь.

- Хех...

- Не волнуюсь...

- ...

- ДА НЕ ВОЛНУЮСЬ Я, "%_:; *#*;? *%;": _@#!!!!!

- Хе, ты мне сейчас кое-кого из "Святых" напоминаешь. С отстреленным пальцем такой...

- А в ухо по-дружбе хочешь?

Охотник подобрал выроненную при падении банку "Отвертки", несколько раз глотнул и, спохватившись, спросил:

- А мочить мы чем будем?

- Кого? <большая капля> - Кого-нибудь. Кто наезжать станет. Ты у нас оружейный фанат - взял бы что-нибудь с собой...

Ян торжествующе оскалился, потянулся к подмышечным кобурам и достал из- под куртки "Desert Eagle.357" на пару с "Beretta 93R".

- У меня всегда с собой. <та-да-м!> На, держи.

С этими словами в Охотника полетела "Беретта". Поймав пистолет, комиксист поднялся, деловито засунул его за пояс джинсов и с важным видом поправил ремень.

- I am the law...

- Ты его лучше на предохранитель поставь, Док ты наш, и вынь из штанов. Иначе можешь заиметь проблемы с беспорядочными половыми связями.

- А куда мне его? У меня кобуры-то нет.

- В карман положи. Только застегни молнию, чтобы не выпал.

- Ну уж это я и без тебя знаю.

- Хех.

- ТЫ ОПЯТЬ!!?!

- Эм-м, лучше скажи, где наша фройляйн задерживается...

- А я откуда знаю?

- Ох уж эти творческие личности...

- Кто бы говорил.

- Гхем...

Следующие два часа прошли в томительном ожидании. За это время Ян успел соорудить над кругом навес и "сделать" из ближайшего хлама два удобных кресла, на которые и бухнулись будущие экскурсанты по иномириям.

- Слушай, Ян.

- М?

- А ты еще где-нибудь был? Ну, ты понял...

- Угу.

- А где?

- Помнишь, у Рэй в "Евангелионе" Нулевую Еву перекрасили?

- Ну.

- Это мы с Мисато после второй решили подшутить над старшим Икари. Хех...

- Ипать... А еще где-нибудь был?

- Помнишь, у Интеграл вместо "Вальтера PPK" появилась "R'ная Беретта"?

- Да ну ладно!

- Правда-правда. Мы там на пару с моим непосредственным начальством порядки наводили.

- Когда доберемся, надо будет завалить в Центр.

- Хочешь отпинать отряд Роя?

- Да не. Просто у него перчатка классная.

- Клептомания не порок, а средство выживания. Организуем.

* * *

- Ян...

- Чего?

- А давай будем Вселенским Злом!

- Вселенское Зло - это люцифер.

- Ну, это ты крупно взял. Пусть он будет Самым Большим Вселенским Злом. А мы будем так, просто Вселенским Злом. Ну как?

- Чур гарем и генеральский пост - мне.

- Генеральский пост бери, тока давай гарем пополам. Тебя же все равно на всех не хватит.

- Ладно, порно-стаханов, пополам.

- А трон и замок как делить будем?

Ян поудобнее уселся в кресле и начал с присущим ему конструктивным подходом:

- Так, замков придется отгрохать три - для нас и для фройляйн...

- Тормозни. А ей замок зачем?

- Ну, она ведь тоже не откажется стать Вселенским Злом.

- Ну да... А ей что, и гарем отдельный набирать будем?

- Эм-м... Лучше к юри ее приучить - дешевле выйдет.

- Ага, рискни здоровьем.

- Можно попробовать. Только бронежилет у начальства выпрошу. И каску. И баллистический щит. И танк. И место на Ваганьковском... на всякий случай.

* * *

- Хочешь?

Охотник достал из своего "хвостатого" рюкзака две банки "Отвертки" и протянул одну камраду.

- Дякую. Не видмовлюсь.

Крякнув кольцами, парни открыли банки и стали думать, за что бы выпить.

Наконец Ян предложил:

- За милых, добрых девушек, и за то, чтобы они встречались не только в Красной книге.

Охотник подхватил.

- Да, за милых дам, короче.

Камрады сткнулись банками и принялись заливать баки горючим, как неожиданно рядом зазвучал немного ироничный женский голос:

- Всем привет. Вы тут как, уже напились, или еще не?

Повернувшись на голос, парни увидели Фальку, рядом с которой стоял большой готичный черный чемодан, обмотанный цепями и закрытый на огромный навесной замок. Первым дар речи вернулся к Охотнику:

- Здарова, систер. Как добралась?

- Нормально. Почти. Только таксист по совместительству оказался маньяком-насильником. Пришлось применить оружие вампирского пролетариата.

С этими словами девушка вытащила из-за пояса четырехствольный "Дробовик имени Дока Ханта" и продемонстрировала его камрадам. Охотник вскочил с кресла (замаскировав это под благородное желание уступить девушке место) и рванул к дробовику, на ходу протягивая к нем руки.

- Ух ты! Дай пострелять!

Фалька быстро убрала ствол за спину, при этом показав комиксисту кулак.

- Не тронь. Это мое табельное средство от надоедливых козлов.

Из-за спины Охотника раздался ироничный голос Яна:

- Охотник, а зачем тебе второй ствол?

Фалька переспросила:

- Второй?

- Ну да. У него уже есть стальной фаллический символ. Дедушка Фрейд давится от зависти.

Фалька с интересом осмотрела Охотника.

- Слышь, а где он у тебя?

- Эм-м, ну-у...

За комиксиста ответил Яворский:

- В штанах.

Девушка криво усмехнулась.

- Не смешно.

Охотник возмущенно воскликнул:

- Да это не прикол! Вот, смотри...

С этими словами комиксист потянулся к ремню, чем привел девушку в легкое замешательство.

- Да я, вообще-то, и раньше эти штуки видела. Он у тебя что, особой конфигурации, что ты его продемонстрировать хочешь?

Комиксист не выдержал и взорвался:

- Да не член я хочу тебе показать! НЕ-ЧЛЕН!!! Вот!

С этими словами Охотник вытащил из-под футболки "Беретту" и предъявил Фальке.

- Вот он! Мой огромный фаллический символ!

Девушка с уважением взглянула на внушительный пистолет.

- Ого. А он у тебя действительно большой. И длинный... да еще в смазке. Ты им недавно пользовался?

За спиной Охотника раздался истерический хохот Яворского, до которого дошла вся метафоричность Фалькиных слов. Охотник просек в чем дело секундой позже.

- Бл$!!! Да хорош прикалываться! Да, я им недавно пользовался! Насиловал им свою неку-рабыню во все отверстия! Довольны, блин!?

Девушка примирительно подняла руки.

- Да ладно, пошутила я. Это, кстати, вообще был комплимент.

Ян посмотрел на часы и поторопил камрадов:

- Таваищи, давайте пошвыдче, а то Сатурн выйдет из Юпитера, и круг придется перечерчивать.

После этой фразы на мага устаивлись две пары удивленных глаз. Общую мысль озвчила Фалька:

- Сатурн ВЫЙДЕТ из Юпитера? Э-э-э... А может, не будем им мешать. Пусть кончат...

Яворский поднялся с кресла и с убитым видом занял место в центре круга.

- С какими людьми приходится работать... ОТДЕЛЕНИЕ, СТРОЙСЯ-А-А-А-а-а-а!!!!!!!!

Что-что, а командный голос у Яна был поставлен не хуже, чем у Интеграл.

Профессия обязывала. После такого ора сборы пошли быстрее - в круг покидали рюкзаки и чемодан, после чего по сторонам от Яна встали и сами владельцы багажа. Помолившись и попросив у Господа прощения за использование магии, Яворский щелкнул пальцами, и... ничего. Маг озадаченно посмотрел под ноги.

- Хм-м, не активизируется...

Охотник настороженно поинтересовался:

- И что теперь?

Ян скривился.

- А теперь придется эту хе$ню врчную заводить!!!

С этими словами Яворский размахнулся, и со всей силы грохнул кулаком в центр круга.

- ЗАВОДИСЬ, БЛ...

Рев активизировавшегося крга заглушил матерные крики Яна, и мир вокруг птешественников превратился в черноту, как будто кто-то вырубил надоевший телевизор.

* * *

Кругом было темно как в анальном отверстии афроамериканца. То, что путешественников не раскидало в разные стороны, можно было понять лишь по матам Охотника и Фальки, и по душевным завываниям Яворского:

- Че-е-е-р-н-ы-й во-о-о-о-р-о-н, чтож ты вье-о-о-шься...

- ЯН!!!

- А?

- Ты куда нас, нахрен, заслал!!?

- Не волнуйтесь. Это каждый раз бывает. Что-то вроде таможенного досмотра. Сейчас смотрят наш багаж и нас самих на предмет чего-нибудь незаконного. Как окончат - мы попадем в мир алхимиков.

Фалька недовольно проворчала:

- А раньше сказать мог? Зачем так людей пугать.

- Да ладно, здесь даже не видно них...

* * *

Падение было относительно удачным - Ян грохнулся на покрытую травой и цветами поляну с высоты нескольких метров, спружинил ногами и сделал перекат, гася инерцию. Миг спустя на уже расслабившегося Яворского свалилась Фалька, сбив того с ног и припечатав к земле. Немного поотдаль раздался гулкий звук удара - встреча Охотника с земной твердью прошла жестковато...

- Уй, бл_-я-я... Всем пассажирам отстегнуть ремни и вынуть руки из трусиков стюардесс - наш зад произвел экстренню посадку на оставленный какой-то с$кой камень. Желаем всем хорошего дня, бл$.

Следом раздался хрипящий голос Яна:

- Милая девушка, ощущение близости наших тел мне несомненно нравится, но не могли бы вы убрать локоть с моего горла и колено кое-откуда пониже...

Фалька тут же вскочила с Яворского и помогла ему встать (подтянув за шкирку).

- Извини, не целилась.

- И сие есть несомненый гут.

- Да ладно, не отбила же я тебе там все...

- Еще не хватало!

- Может, чего холодного приложить.

- Поцелуй, и все пройдет. Хех...

- Да пошел ты на хрен, озабоченный!

На сей раз же умышленно приложенный кулаком, Ян подхромал к Охотнику.

- Надо мой рюкзак найти. Там аптечки были.

Комиксист неожиданно подорвался с места, отчего схватился за ягодицу и мучинески повалился обратно.

- БЛ$ДЬ!!!

- Где?.. Хех.

- Да я серьезно! Пистолета нет!!!

Ян тут же полез под куртку.

- Бл$дь...

Охотник издевательски переспросил:

- Где?..

- Не нарывайся на рифму, и ообще у меня трагедия - этот Десертный Орел мне подарила одна очень хорошая девушка. На память.

За спинами унывающих мужчин иронично прозвучал голос Фальки:

- Только не

говорите, что без стволов у вас наступает психологическая импотенция.

Яворский уселся на траву, проворчав:

- Без стволов нам всем может наступить трындец. - Лицо мага еще больше помрачнело. - Вот сцуки...

Охотник вяло поинтересовался:

- Кто?

- "Таможенники" в междумирье - опять снаряжение воруют. За-дол-ба-ли...

Яворский достал "из воздуха" наушник рации и начал кого-то вызывать:

- Дежурный, дежурный, как слышишь меня? Прием... А ТЫ что в диспетчерской делаешь?!!.. Ничего себе... Да... Угу... Угу... Не-а... Угу... Слушай, эти долбаные уроды опять украли у меня снаряжение... Да... Да, ТОТ САМЫЙ Десертный Орел... Короче, за$$али они меня. Передай, пожалуйста, Козарезу, чтобы зашел к ним и отх$ячил по полной программе. Он как раз кого-нибдь покалечить хотел... Нет, я - эстет, а не садист. Это по его части... Хорошо, спасибо. И еще, можешь переместить сюда пару ящиков с нашим "набором туриста"?.. Как всегда - с меня бутылка. Да, пеленгуй. Все, спасибо. Пока.

Глава 3

В ожидании "набора туриста" импровизированный отряд расселся по поляне, и бойцы занялись анализом тактических данных, т. е. просто начали страдать фигней...

Ян с радостью обнаружил, что у него все-таки остался спрятанный в армейском ботинке нож. Девайс сразу же был пущен в дело, и лежащий рядом кусок дерева медленно, но верно стал приобретать развратные формы большегрудой девушки, пребывающей в весьма порнографической позе. Охотник достал из внутреннего кармана Sic'ерс и принялся задумчиво его жевать, глядя в веселое летнее небо. Фалька была единственной, кому стало интересно, куда всех занесло. Девушка захотела побродить по окрестностям, на что Яворский проворчал, что без стволов в одиночку по неразведанной территории ходят только дураки и американцы, что, в принципе, одно и то же. Увидев в речи Яна рациональное зерно, Фалька принялась слоняться по поляне и разглядывать цветы.

Но, в отличие от хода мыслей среднестатистической девушки, Фалька не восхищалась красотой флоры, а подсчитывала количество канистр бензина, необходимых для того, чтобы сжечь здесь все нахрен. Судя по ищущему зажигалку Яну, того занимали те же мысли.

Через несколько часов Яворский вспомнил про свои способности, и сообщил деревянной скульптуре завершенный вид, в результате чего "девушка с вес... грудями" вышла как живая, что не осталось незамеченным со стороны Охотника.

- Крутая баба.

Ян оскалился в гадской ухмылке.

- Не повезет тому леснику, который захочет опробовать ее в деле. Я ее с запирающим механизмом сделал. Хех.

- Жестоко.

- Да ладно. Надо же как-то отыгрывать "Вселенское Зло"...

* * *

Еще через час Яна в конец задолбало отсутствие каких-либо развлечений, и прапорщик решил провести разведку местности путем залезания на самое высокое дерево в пределах видимости. Вскоре дерево было найдено, и местность осмотрена. До стоящих у корней Охотника и Фальки донеслось задумчивое:

- Бл$дь...

Зная всеобъемлющее смысловое значение, которое Яворский вкладывал в это слово, Фалька крикнула в ответ:

- А конкретнее можно?

- Будем идти через лес.

Спустившись на землю, Яворский недовольно прорычал:

- Дерьмово получилось. Пробачьте, народ, обещаю довести всех до деревни как заправский Сусанин.

Охотник философски ответил:

- Все равно деваться некуда. Быстро хоть дойдем?

Фалька была более практичной в вопросах:

- А здесь в лесу змеи, или что-нибудь похуже водится?

Ян снова оскалился в улыбке.

- Похуже - водится. Я, например. Хех. А если серьезно, то доберемся через часа...

Яворский неожиданно замолчал и стал прислушиваться. Вскоре и остальные услышали нарастающий рокот вертолетных винтов. Охотник кисло улыбнулся, мученическим голосом поинтересовавшись у Яна:

- Ты что, какому-то генералу много денег должен?

На этот раз "улыбка" Яворского заставила бы повеситься от зависти и Папу Сашу, и Рип Ван Винкль вместе взятых.

- Не-а, ЭТО - ЛИБЕРИЙЦЫ!!!

Ответом прапорщику были недоумевающие взгляды камрадов.

- А, вы же про них не знаете... В общем, это военизированная группа правильных мужиков, которые присоединяют другие миры к Либерии, правителями которой они являются.

Переварив услышанное, Фалька спросила:

- А они как, нормальные?

Яворский нехорошо ухмыльнулся.

- Сама увидишь...

Вновь достав "из воздуха" рацию, прапорщик стал выходить на связь с вертолетом. На этот раз Ян включил громкую связь.

- Эй, на вертушках, как слышите? Прием.

В ответ прозвучал голос Козареза:

- Слышу хорошо. Соберитесь в центре поляны - подберем. Прием.

- Понял. Конец связи.

Через несколько минут над поляной зависла "Корова" (он же - Ми-26), и Яворского с камрадами подняли на борт.

* * *

Оказавшись внутри, Ян увидел большое количество ящиков и прочей военно- хозяйственной хрени. Еще раз окинув гору оборудования быстрым взглядом, прапорщик довольно подумал: "Будем сооружать базу", после чего Яворского посетила менее радостная мысль: "И несложно догадаться, кого поставят на разгрузку и учет...".

Охотник с Фалькой лишь молча смотрели по сторонам и переглядывались друг с другом. Лица обоих говорили: "Ни х_ра себе...". Наконец, Фалька спросила:

- Ян.

- Что?

- А... Эм-м...

Охотник пришел на помощь:

- Она хочет спросить, какого хрена здесь происходит и куда мы летим.

Прапорщик начал по-порядку:

- Летим мы в Ризенбург - забрать Эдварда и его брата. Потом развернем базу в подходящем месте и примемся решать местные проблемы радикальными методами. Потом - переговоры с местным правительством, резльтатом которых будет переход данной территории к Либерии.

Фалька спросила:

- А почему ты уверен, что правительство согласится?

Прапорщик демонически оскалился.

- А куда оно денется?

Неожиданно наушник рации Яна зазвучал голосом Триггера:

- Привет, боец.

Немного ошалевший Ян запоздало ответил:

- Привет доблестным защитникам минас-Тирита... Ты-то что тут делаешь?

- Да вот, чинил в диспетчерской кондиционер, а здесь как раз твой запрос на оборудование пришел.

- Я же просто просил ящик с палаткой, пайками и автоматом...

- А мы с Женькой подумали, и решили немного размяться. Заодно и свежим воздухом подышать.

- Ага. Пропахшим паленым мясом.

- А это как получится. Сам знаешь.

- Знаю, поэтому как сядем, я вам обоим список составлю, чтобы не замочили кого-нибудь хорошего.

- Обижаешь. Я что, засранца от хорошего человека не отличу?

- Чего по запарке не бывает.

- Ну, разве что так.

Тут в разговор вклинился третий голос, и прапорщик понял, что операция по захвату алхимического мира будет веселой - имея в компании товарища Нарватова, на другое было просто глупо рассчитывать.

- Ты скажи своим "хорошим", чтобы под пулеметные очереди не совались, иначе я за их сохранность не отвечаю.

- Яволь, хер камрад.

- А ну-ка еще раз, чтобы я знал что на надгробии писать...

- Да это обращение немецкое. Хер как хер - ничего особенного.

- Смотри, все равно по словарю проверю.

- Да пожалуйста. Кстати, там с вами еще кто-нибудь есть?

В наушнике раздался голос Суворова:

- Есть, есть.

- Ну все, конец миру... И в прямом, и в переносном смысле.

- Не боись. Сработаем аккуратно, быстро...

- И с максимально возможным количеством трупов на квадратный метр.

- Сам сказал.

- А я и не против.

- Да кто бы сомневался...

Фалька и Охотник переглянулись, после чего нехорошо улыбнулись и спросили у прапорщика:

- Ян, а нам пострелять дадут?

Яворский кивнул.

- А куда вы денетесь... с подводной лодки.

* * *

Глава 4

Прапорщик уперся носом в бронестекло и увидел летящую параллельным курсом вторую "Корову" с либерийцами на борту. Между бабами и свеклой гордо реял Козарез на Ми-24. При подлете к Ризенбургу, капитан вышел на связь с Яворским:

- Переодевайся и загружайся по полной программе. Камрадов своих тоже не забудь. Мы высадим вас неподалеку от города, дальше пойдете своим ходом. Прием.

- Вы-то основными силами куда? В поход на правительство? Прием.

- Да нахрен оно нам нужно. Мы тут место для базы приглядели - пока вы будете заниматься своими делами, мы будем заниматься своими. Прием.

- Понял. Тогда мы начинаем собираться. Прием.

- В ящик под седушкой зягляни. Конец связи.

Не слышавшие реплик Козареза камрады вопросительно посмотрели на прапорщика. Голосом общественности стала Фалька:

- Что там такое?

- Нас высадят рядом с деревней. Как сделаем дела - пошлем сигнал, и нас подберут. Сейчас я дам вам камуфляж и снаряжение - переоденетесь и навесите все это на себя. Как вам такая перспектива?

Камрады кивнули и хором сказали:

- ДАВАЙ ВС' СЮДА!

* * *

Покопавшись в ящиках, Яворский нарыл три комплекта "всего нужного", и камрады приступили к переодеванию. Под угрозой кровавой расправы Фалька заставила мужскю часть коллектива отвернуться. Поворчав, парни нехотя развернулись к другому борту и принялись напяливать на себя обмундирование. По завершении сего дела все трое стали выглядеть подобающим образом (за исключением Охотника, патлы которого выбивались из-под банданы. Хвост также был перевешен на новый рюкзак).

Фалька поднесла к глазам руку в перчатке и пошевелила пальцами.

- Классная форма.

Ян добавил:

- И качественная. Либерийские портные дело знают.

- Слушай, я там в ящике видела красно-зеленый камуфляж. Это чей?

Ян с трдом удержался от того, чтобы не засмеяться, после чего пояснил:

- Это - парадно-выходная форма одного из правителей либерии, который сейчас летит в соседнем вертолете. Если хочешь попасть на стол к паталогоанатому - спроси у данного геноссе, почему его камуфляж такой странной расцветки. Хех.

- Да ну на фиг.

Между тем на заднем плане Охотник пытался рассмотреть как можно больше себя, т. к. новый "военизированный" образ ему явно нравился.

- Слушай, Ян, а здесь зеркала нет?

- Только у водителя, и то - заднего вида.

- Блин.

- Да все хорошо, нормально выглядишь.

В это время Фалька вспомнила про главное.

- А оружие дашь?

Яворский задумался. Давать этим орлам что-то более-менее серьезное означало подвергнуть местное население неконтролируемому геноциду. С другой стороны, кого это еб_ло?

- Сейчас, будет вам оружие.

* * *

В резльтате Ян вручил камрадам по АК-103 с ПБС'ами и ПБ. Сам прапорщик навесил на свой АК подствольник, и вместо ПБ засунул в набедренную кобуру АПСБ. Кроме этого ранец Яворского украсил "Шмель" - на всякий случай. Под упомянутой Козарезом седушкой обнаружился нежно любимый Яном "Десертный Орел", который тут же был размещен на прикрепленной к развеске кобуре.

После этого последовал краткий инструктаж по технике безопасности при обращении с оружием, в конце которого камрадам был вручен боекомплект, который тут же засунули в оружие и распихали по развескам.

Через несколько минут рация Яна ожила:

- Готовьтесь. Через минут десять будете выгружаться.

- Понял. Через десять минут выгружаемся. Кстати, кто ведет наш вертолет, если вы все "за бортом"?

В наушнике раздался голос Кошевого:

- Ну я. Вот последние страницы летного мануала дочитаю, и мы узнаем, как посадить эту хреновину.

- Гхм. Юмор у тебя...

- А это не юмор.

- Издевательство?

- Сообразительный.

- Ладно, Гастелло, конец связи.

Подгоняя развеску по фигуре, Фалька осведомилась:

- Что там?

- Через десять минут выгружаемся. Точнее, десантируемся. Десантными тросами когда-нибудь пользовались?

Ответом была напряженная тишина, которую через несколько секунд нарушил Охотник.

- Это когда кольцо парашюта за веревку к самолету привязывают?

Фалька мотнула головой.

- Не. Это как у альпинистов. Правильно ведь?

Прапорщик буркнул: "Угу...", после чего принялся учить камрадов новому для них развлечению "Вертолет-джампинг".

* * *

Якоб встал около края огорода, закатал рукава и сжал мозолистыми руками черенок лопаты. Предстояло много работы, а часы уже показывали половину одиннадцатого. Но тут внимание фермера привлек странный шум, доносящийся со стороны леса. Он все нарастал, вскоре превратившись в рокот и заглушив собой все остальные звуки. Выронив лопату, Якоб бросился в дом, по пути чуть не сбив с ног жену и дочь, спешивших во двор чтобы посмотреть, в чем дело.

- Мария, Анна, прячьтесь в подвал! Они опять прилетели!!!

Высокая темноволосая женщина без лишних вопросов схватила дочь за руку и увлекла в соседнюю комнату, где в полу темнела стальная крышка подвального люка. Сам фермер сорвал с креплений висящее на стене ружье и занял позицию у окна, судорожно вставляя патроны в переломленный дробовик.

* * *

Десантирование прошло хорошо. Оказавшись на земле и надев рюкзаки, камрады двинулись по направлению в виднеющемуся невдалеке дому.

Глава 5

<Фалька, Охотник, геноссцы Либерийцы, извините, что про всех нас так мало написал. Мозги не работают, поэтому ограничился введением в рассказ америкосов. Теперь у каждого будет своя трофейная М-16...>.

* * *

- Да будет база!

Сказал Кошевой и активизировал радиодетонатор. Громыхнуло. Несколькими секундами позже из штабной палатки выбежал Козарез с помазком в руках и не стесняясь в выражениях заорал:

- КАКАЯ _%;? _*" *? _?:;: %; _ (_?; _")"%_!!!?!!

Не торопясь покинув окоп, Кошевой спрятал дистанционку за спину и поинтересовался:

- А чего вы так волнуетесь, Дедушка Мороз? Пока вы там гигиену наводите, мы тут котлован под фундамент выр... сделали.

Ругнувшись, Евгений стер пену для бритья и вновь спросил:

- Ну на-ху-я-я-я... На хуя было взрывать!!? Сейчас из ближайшего крупного города какой-нибудь ОМОН приедет, кто с ним разбираться будет?

Нарватов, колящий дрова неподалеку, флегматично ответил:

- Ну я могу. Делов-то. Да и не приедет никто - глухомань кругом.

Еще раз взглянув на темнеющий вдали пылевой столб, Козарез флегматично махнул на все рукой и скрылся в палатке. Кошевой прокомментировал:

- Правильный подход. Не можешь предотвратить - расслабься, и получай удовольствие.

Нарватов прицелился, крякнул, и пудовый кулак долбанул по полену, расколов его на четыре части.

- Сейчас с дровами закончу, поможешь телепортатор выкатить.

- Без вопросов.

* * *

Зайдя в палатку, Евгений увидел Триггера. Димон сидел на баке с топливом для генератора и раскуривал трубку в лучших традициях Пендаля Серого.

- Что, лавры Мюнхгаузена не дают покоя?

- Скорее Гагарина - вон какой бак большой.

- Экстремал...

После всего увиденного Евгений не удивился, обнаружив в приспособленном под бритье тазе с водой чищенную картошку.

- Димон.

- А.

- Это кто здесь оставил?

- Картошку? Это Суворов по заказу Кошевого настрагал.

Капитан сел на койку и глубоко задумался. С геноссцами явно было что-то не так. Как будто весь отряд дружно обкурился.

* * *

А этим временем...

Опушка леса возле Ризенбурга. Утро того же дня.

На душе у Яна было неспокойно. Обычно операции либерийцев не проходили без перестрелок и приключений на одно место, сейчас же все было слишком спокойно. Прапорщик нахмурился и уже вслух проворчал:

- Слишком спокойно...

В этот момент со стороны дома громыхнуло, и камрадов осыпало щепками. Не долго думая, Ян схватил товарищей за рукава и со всей силы рванул вниз.

- ЛОЖИСЬ!!!

Громыхнуло второй раз, вновь осыпав разведгруппу сухой корой.

- Отползаем за деревья. Быстро!

Последнее слово оказалось лишним - Фалька и Охотник уползли в заросли с такой скоростью, словно их пару лет муштровали на полигоне. Сам прапорщик занял позицию за стволом большой сосны.

Судя по времени перезярядки, стреляли из двустволки, пулями. Прикинув расстояние, Яворский зарядил подствольник ВОГ'ом и уже хотел было долбануть по хибаре, когда из окна вдруг раздался крик:

- Убирайтесь отсюда, гады! - прозвучал еще один выстрел. - Будьте прокляты вместе с вашим чертовым генералом Муншайном!!!!

Услышав последнее слово, прапорщик убрал палец со спуска. Муншайн... В первоисточнике не было такого персонажа, да и фамилия была слишком американск... Нехорошая догадка не заставила себя долго ждать, но для ее проверки следовало разобраться с агрессивно настроенным фермером.

Вдохнув побольше воздуха, Ян заорал:

- Ты че, отец, совсем охренел!!? Мы этого генерала вообще не знаем!!!

Вместо ответа прозвучало несколько выстрелов и поток матов. Пока абориген отдавался эмоциям, Ян жестом подозвал к себе Охотника и, когда тот оказался рядом, тихо сказал:

- Заболтай его. Неси что-нибудь более-менее правдоподобное. Можешь даже сказать, что мы и правда от того генерала. Поторгуйся там, поугрожай, НО ЧТОБЫ ОН ТЕБЯ СЛУШАЛ И ПАЛИЛ В ЭТУ СТОРОНУ! Ясно?! И не стреляй в ответ - за деревом отсиживайся.

Показав Фальке знак "не стрелять", прапорщик начал опползать дом с той стороны, где не было окон. Из-за высокой травы и деревьев Яворского почти не было видно, да и стрелок явно не отличался хорошим зрением.

Между тем Охотник изо всех сил старался привлечь внимание боевого крестьянина.

- Ну ладно, мы правда от генерала. Нам земля твоя нужна. Чего ты жмотишься? Жалко, чтоли!?

Фраза возымела действие. Выстрелы стали раздаваться чаще, а мат теперь не прекращался ни на секунду. Решив закрепить успех, Охотник добавил:

- Ладно, мужик, если ты сейчас бросишь оружие, мы тебя не расстреляем за попытку сопротивления.

В ответ последовали новые выстрелы и еще более крутые маты. В это время прапорщик дополз до "мертвой зоны", подкрался к стене дома и начал приближаться к окну, из которого фермер вел огонь. Несколько шагов, одетый противогаз, и граната полетела в импровизированную амбразуру. Пш-ш-ш-ш...

- Хр-р... гхп... кх... кхр... гхпх...

Подождав, пока газ достигнет нужной концентрации, Яворский приступил к активным действиям. Стены у дома были тонкие - в одну доску, да и лезть в окно как-то не хотелось. Глухо зарычав, прапорщик взял короткий разбег и врезался в стену. Тело под сотню кило легко проломило хилые доски, и Ян оказался во внутреннем помещении. Быстро сориентировавшись, прапорщик подскочил к противнику и врезал тому в торец. Удар у Яворского слабее, чем у того же Кошевого, но фермеру хватило. Стянув руки и ноги мужика кабельными стяжками, Ян вынес его во двор и рванул проверять другие комнаты, но те были пусты.

Яворский хотел вернуться к "языку", когда под ногами вдруг раздался детский кашель. Отшвырнув ковер, прапорщик увидел крышку погреба. Лезть одному было не с руки, но не Охотника же туда посылать... Взявшись за кольцо на краю крышки, Яворский резко рванул ее вверх, одновременно с этим нацеливая автомат на открывшийся черный проем и оря не своим голосом:

- НА ЗЕМЛЮ, СУКИ! МОРДОЙ В ПОЛ!!!

Конечно, в плане тактики это была идиотская выходка, т. к. в ответ в Яна могли полететь "два ноля" или пуля, но прапорщику не хотелось мочить детей.

Западло это.

Когда открытая крышка глухо ударилась об пол, Яворский увидел перепуганную женщину и ее, по всей видимости, дочь. Обе прижимали ко ртам мокрые тряпки и не открывали слезящихся глаз.

Прапорщик тихо матернулся, опустил автомат и громко произнес:

- Выходите на улицу. Быстро.

Мать с дочерью бесприкословно подчинились, выбравшись из неглубокого погреба и выйдя во двор под присмотром Яворского. Подведя их к мужу/отцу, Ян увидел, что Фалька и Охотник уже выбрались из леса и присматривают за фермером, оттащив того подальше от газового облака.

- Охотник, смотри, чтобы не убежали... хотя это вряд ли. Фалька, возьми флягу и промой им глаза. А я пока с этим рэмбо поговорю.

Фермер действительно пришел в себя, и занимался тем, что безуспешно пытался освободиться. Увидев Яворского, тот посмотрел на него ненавидящим взглядом и произнес:

- Если тебе нужны работники, уведи меня, но оставь в покое моих жену и дочь. Они все равно не смогут хорошо работать. Если нужна земля - мы уйдем, только не трогай их. Слышишь меня!?

Ян уселся на безопасном расстоянии от фермера и проворчал:

- Я уважаю твой благородный порыв, но еще раз повторяю - мы не служим упомянутому тобой генералу. Нам не нужны работники. И земля твоя нам на хрен не нужна. Ясно?

Взгляд фермера остался прежним - "убил бы уродов". Яворский недовольно скривился, продолжив:

- Скажи мне, кто этот генерал? Где его база? Сколько у него солдат?

- Хватит издеваться! Сами знаете, кто он.

Терпение прапорщика начало подходить к концу.

- Слушай, дурье, если бы мы были подчиненными того генерала, что бы мы сделали с тобой когда ты начал стрелять?

Немного помедлив, фермер ответил:

- Подожгли бы дом и расстреляли тех, кто из него выбежит.

Прапорщик довольно усмехнулся.

- А теперь посмотри на свой дом и семью. Все еще думаешь, что мы ему служим?

За спиной Яворского раздался голос жены фермера:

- Дорогой, скажи ему. Ты что, не видишь, что они совсем не похожи на тех. И все говорят на нашем языке.

Фермер нахмурился.

- Если правда не с ними, тогда развяжи меня.

Яворский усмехнулся.

- Хорошо. Но если будешь дергаться - опять свяжу.

- Ладно.

Достав из ножен НР-2, Ян перерезал стяжки и помог фермеру комфортно усесться, прислонив того спиной к стволу дерева. Нож убирать прапорщик не спешил.

- Ну, так что это за генерал?

Фермер еще больше нахмурился и начал рассказ:

- С пол года назад в небе появились летающие машины. Они приземлились около нашего поселка и из них вышли люди в форме, похожей на вашу. С нами говорил седой человек. Он назвался генералом Муншайном. Сказал, что теперь эта территория принадлежит каким-то соединенным штатам. Генерал забрал с собой много здоровых сильных мужчин и улетел по направлению к горам. Больше мы о нем ничего не слышали. А тут вы... Ну я и подумал, что тот генерал опять вернулся.

Слушавшая рассказ Фалька спросила у Яворского:

- А какого американцы здесь забыли?!

Охотник резонно предположил:

- Может, у них свои маги есть?

В ответ на это прапорщик раздраженно произнес:

- Не маги у них есть, а гады, которые чужое воруют.

Не поясняя смысла этих слов, Яворский вызвал Козареза по рации:

- Козарез, как слышишь? Прием.

- Слышу хорошо. Как там у тебя? Прием.

- Слушай внимательно. Пол года назад здесь были замечены американские военные на вертолетах под командованием генерала Муншайна. Забрав с собой часть местного населения, вертолеты улетели к горам. После этого о них не слышно. Короче, Жень, помнишь, у нас с первой, заброшенной базы генератор переходной воронки украли? Теперь понимаешь, что ЭТО БЫЛ НЕ Я!!?! Прием.

Несколько секунд в эфире царило молчание, после чего послышался ответ Козареза:

- Понял тебя. Быстро забирай кого там тебе надо и бегом к точке эвакуации. Как окажешься на месте, выйди на связь - подберем. Теперь будешь сообщать мне каждые четыре часа. Как понял? Прием.

Прапорщик криво улыбнулся. Операция либерийцев наконец-то приобрела характерные черты, а именно: кучу противников и приключения на задницу каждого члена отряда.

- Понял тебя. Конец связи.

Фалька поправила ремень автомата, буркнув:

- Ну вот, приехали весело провести время...

Охотник был более оптимистичен:

- А может того, грохнем америкосов, а потом весело проведем время?

Яворский мрачно усмехнулся.

- А ведь так все и будет. - прапорщик повернулся к фермеру. - Слушай, нам тут нужно дом одной бабки найти. Не поможешь, а?..

Глава 6

После сообщения Яворского, либерийцы развернули активную деятельность по доведению до ума базы и прилегающей к ней территории. В результате на большой поляне были разбиты палатки, установлен электрогенератор и сооружена кухня.

Навесив над поляной маскировочную сетку, Нарватов сгонял к вертолету и вернулся с четырьмя катушками колючей проволоки, которую самолично расположил по периметру базы. В завершение работы он хотел пустить по проволоке напряжение, но Кошевой вовремя напомнил геноссцу про перспективу ночного электрошока, вызванного попаданием потока мочи на электрифицированное заграждение. Ориентация спросонья никакая, всяко бывает...

Триггер взвалил на спину загруженный клейморами ранец, и не спеша направился в лес, напевая жизнерадостную песенку:

Во саду ли, в огороде,

Клеймора стояла.

По округе потроха,

Чьи-то раскидала...

Через несколько часов работы, когда ранец опустел, добросовестный Димон сходил за гранатами и принялся ставить растяжки. Успокоился он только тогда, когда закопал на расположенной невдалеке лесной дороге несколько противотанковых мин. На всякий случай - а вдруг здесь дрессированные боевые слоны водятся, или еще какая-нибудь бронированно-агрессивная живность, страдающая гигантизмом.

* * *

Козарез в это время усердно прятал вертолеты. Закончив с натягиванием маскировочной сетки, капитан принялся распихивать по округе датчики движения, после чего становил на соснах радары, и с чувством выполненного долга пошел настраивать Генератор Межпространственного Коридора, недавно притащенный в лагерь Кошевым и Нарватовым. Выставляя настройки, Евгений поделился мрачными думами с Суворовым, мастерящим неподалеку ДОТ:

- Главное, чтобы американцы такие генераторы в серию не пустили. Иначе полный бардак начнется.

Суворов воткнул лопату в землю.

- За это можешь не бояться - не запустят.

- Откуда такая уверенность?

- Так Триггер туда в качестве стартера движок от Запорожца установил. Он два раза запускает, а на третий - взрывается. Или на четвертый - все зависит от удачливости оператора.

- Мдя-я... Так вот почему они отсюда сразу же в родные Уебенные Штаты не вернулись.

- А надо было инструкцию читать. Димон же русским языком на бумажке возле кнопки написал: "Нажми, если хочешь попасть в лучший мир".

Капитан злорадно усмехнулся.

- Дерьмовый же у них был переводчик, однако.

- Нам от этого только польза.

- А-ха. Закончим с базой - нужно будет над горами полетать.

* * *

Пока Козарез налаживал пространственный коридор с Либерийской базой, Кошевой с Нарватовым накопали ДЗОТ'ов по периметру базы, перетаскали из вертолетов оружие и припасы, а также сделали на вершинах сосен несколько "вороньих гнезд". После этого Кошевой оккупировал кухню, а Нарватов пошел устанавливать автоматические минометы.

* * *

Димон в свою очередь занялся поиском источника питьевой воды. Вскоре им был обнаружен срубленный из плохо обработанных бревен колодец. Невдалеке была замечена на вид заброшенная избушка, но лежащее у колодца почти новое ведро говорило об обратном. Вызвав Козареза по рации, Триггер сообщил:

- Обнаружил избу. Кажется, с жильцами. Что с ними делать?

- Бритвой по горлу, и в колодец.

- А серьезно?

- Погоди, сейчас приду, разберемся.

Глава 6 - продолжение.

Предисловие:

Фалька, Охотник, простите пьяного маньяка за все, что я здесь про вас написал. Официально заявляю для остальных читателей, что все здесь написанное - неправда (кроме мест про меня), и что Фалька с Охотником совсем другие, порядочные и целомудренные люди.

Дом фермера. 12:00 P.M.

Яворский поудобнее устроился на деревянном табурете и взялся за вилку, намечая удар в жизненно важные органы лежащей перед ним котлеты. Фалька уже давно растерзала свою, и теперь поглощала четвертованное тело. Охотник же обыскивал стол на предмет наличия какого-нибудь отверткозаменителя. Тут фермер кашлянул и начал полуофициальную речь:

- Меня зовут Якоб. А это - Фермер указал на красивую темноволосую женщину и не менее симпатичную девушку, сидящую с ней рядом. - Мои жена и дочь, Анна и Мария. А вы кто будете?

Воткнув вилку в котлету, Ян ответил ровным спокойным голосом:

- Меня зовут Ян, а это - Яворский указал вилкой на камрадов. - Мои соратники и товарищи, Фалька и Охотник. А вообще, мы - Вселенское Зло.

Повисла немая пауза, в течение которой было явственно слышно, как скрипят шестеренки в голове у фермера. Наконец он облегченно усмехнулся, после чего разразился громким смехом.

- Фух! Ну и шутки у вас! Я-то было же подумал, что вы действительно...

Тут взгляд Якоба стал подозрительным, и к тому-же косящимся на лежащее неподалеку ружье (из которого заботливый прапорщик вынул патроны, и зашвырнул в лес вместе с патронташем).

- А может вы того, правда Зло?

Фалька, лицо которой приняло выражение "ну ты и идиот", ответила за Яворского.

- Ну да, мы - настоящее ЗЛО. На самом деле этого седого зовут Смерть, вон того, с длинными волосами - Чума, а я - Война. А еще я, например, совращаю юных девственниц, распространяя и множа Содомские грехи.

Тут Фалька заметила, что при ее последних словах Мария зарделась и смущенно опустила глаза. В голове у "Войны" мелькнула мысль: "Ничего себе дочь у этого мужика! Кажется, она совсем непрочь... Хм-м. Мы ведь "ЗЛО", да? А что, если...".

Дальнейший ход мыслей был нарушен еще более громким смехом фермера, который окончательно понял, что странные гости просто шутят (наивный...).

Отсмеявшись, мужик утер выступившие слезы и добродушно улыбнулся.

- Ну вот и познакомились. А за это и выпить не грех! Я сейчас...

Якоб поднялся с табурета и скрылся в подвале. Пока хозяин дома выбирал напиток поядренее, Ян разглядывал "мясной ряд", представленный Марией и Анной.

Посмотреть было на что, особенно если учесть местную моду на декольте и общую распущенность нравов. Неожиданно Мария улучила момент, когда на нее не смотрела мать, и игриво подмигнула Яворскому. В ответ на это Ян повернулся к Фальке, и оба обменялись понимающими взглядами. Ночь обещала быть инрересной...

В это время Охотник почувствовал, как чья-то нога поднимается по его голени, идет дальше по бедру и останавливается ТАМ. Судя по вектору, нога принадлежала Анне. В свою очередь обменявшись понимающими взглядами с камрадами, Охотник понял, что ночь ДЕЙСТВИТЕЛЬНО будет интересной.

* * *

Через несколько минут в комнату вернулся Якоб, неся в руках две внушительные емкости. Судя по цвету, в таре был самогон и пиво. Яворский про себя отметил: "Правильный мужик". Между тем Анна поставила напротив каждого сидящего рюмку и кружку, после чего гостеприимный Якоб начал разливать...

После залитых пивом трех рюмок местоположение сидящих за столом резко поменялось. Мария села между Яном и Фалькой, а Анна устроилась рядом с Охотником. Якоб же остался на противоположной стороне стола. Решив побыстрее убрать все препятствия на пути к развратной оргии, Яворский принялся активно заливать фермера самогоном, не забывая "догонные" кружки пива. В результате, через пол часа Якоб сослался на сонливость и пошел отсыпаться на сеновал, "поближе к свежему воздуху".

* * *

С исчезновением хозяина, застолье пошло гораздо веселее и раскованнее. Прапорщик стал замечать, что количество предметов одежды на фермерских дамах уменьшается пропорционально выпитому... Последним, что Ян запомнил перед тем как перейти на автопилот, было платье, еле сходящееся на больших красивых грудях, и его руки, развязывающие на этом платье шнуровку...

Дальше для трех камрадов все было как в тумане - красивые и податливые тела фермерских дев, летящие в угол кружевные трусики, жаркое дыхание с запахом пива, и полное отсутствие контрацептивов. Ночь только начиналась...

* * *

На утро первым проснулся Ян. Настроение было нулевым, голова раскалывалась, к тому же вполне могло оказаться, что в закромах у запасливого фермера не найдется рассола.

Ощущая соседство с чьим-то обнаженным телом, Яворский с замиранием сердца стал поворачивать голову на бок.

"Только бы девушка, только бы... Фу-у-ух...".

Рядом с прапорщиком, прижимаясь к нему красивым телом, действительно лежала девушка, точнее, молодая женщина, а еще точнее - Анна. Каким образом мать с дочерью поменялись местами, Ян не помнил, но данный вариант его вполне устраивал. Яворский еще раз полюбовался прелестями Анны, после чего вдруг осознал, что силы его все еще не исчерпаны. Но все порнографические планы портило отвратительное похмелье, посему, обдумав момент, Ян решил по-быстрому сбегать к умывальнику и в подвал для приведения себя в относительный порядок, после чего в планах прапорщика было вернуться к сочной женщине и довершить начатое вчерашним вечером.

* * *

Поднявшись с кровати и подождав, пока глаза перестанут показывать "испорченный телевизор в девятибальный шторм", Яворский по кривой траектории направился к подвалу. Крышка была услужливо отодвинута, и Ян не стал утруждать себя хождением по ступенькам, грохнувшись с края отверстия в приятный полумрак кладовой. Все равно пол был земляным...

* * *

Охотник с трудом открыл глаза, тут же поняв причину своего затрудненного дыхания - на великом комиксисте мирно спала Мария. Будучи очень даже непротив продолжить, Охотник понимал, что в таком разбитом состоянии сможет он не столько, сколько хочет, поэтом тут же был разработан и принят к выполнению план "Быстрый опохмел". Препятствие было лишь одно - приятное теплое девичье тело, которое Охотнику нужно было на время покинуть. Так как Охотник с Марией лежали на узкой кушетке, скинуть девушку на свободную половину кровати не представлялось возможным.

Логическое мышление с похмелья не работает даже у творческой личности, так как мозг попросту не помнит о его существовании, поэтому комиксист решил избавляться от сладких уз как придется, тем более, что физиология брала свое, и душа требовала куда-нибудь излиться.

Взяв спящую девушку за ягодицы, Охотник попытался скинуть ее на пол, но ослабевшие руки не справились с задачей. Тогда хитрый Охотник решил придать Марии инерцию, и уже с ее помощью обрести свободу. Вспомнив, что инерция придается с помощью сообщения импульса, комиксист стал раскачивать девушку. С технической стороны все было верно, если бы не вектор приложения силы - Охотник раскачивал тело девушки не из стороны в сторону, а вверх-вниз. В очередной раз притянув к себе Марию, Охотник понял, что допустил ошибку в расчетах. Вместо раскачивания и сбрасывания девушки на пол, получалась имитация полового акта. В другое время Охотника бы это устроило, но не при протекающем радиаторе, до краев заполненном пивом.

* * *

Оставался самый радикальный метод, и комиксисту ничего не осталось, как к нем прибегнуть. Размахнувшись, насколько это позволяло его положение, Охотник со всей силы шлепнул ладонями по эротичной попке, прокричав девшке на ухо: "ПОДЪЕ-О-М!!!". Ответом парню была тишина. Девушка лишь удовлетворенно мурлыкнула во сне и еще плотнее прижалась к комиксисту. Ситуация становилась катастрофической, позорный конфуз уже стоял за спиной Охотника и злорадно скалился. Осознав все незавидные перспективы такого расклада, Охотник забарабанил ладонями по покрасневшим ягодицам девушки и принялся орать: "ПОДЪЕМ, ПОДЪЕМ, ПОДЪЕ-О-О-О-М, _*%"_*"%!!!". Не дождавшись ответной реакции, Охотник взял в рот ухо Марии и сжал зубы.

- Ай!

- Да-а-а-а!!!

- Охотник!

- Извини, ты по-другому не просыпалась.

- Ты ТАКОЙ СТРАСТНЫЙ!!! Мне понравилась эта штука с ухом.

- <убитым голосом, так как девушка обвила его руками за шею и сжала ногами> Я рад...

На щеках девушки появился похотливый румянец.

- А ты можешь... отшлепать меня? Мне только что снился сон, и в нем ты шлепал меня. Это было так здорово!!!

Схватив Марию за уши и расположив ее лицо напротив своего, Охотник воскликнул:

- Да, я отшлепаю тебя, я выпорю тебя ремнем, я даже привяжу тебя к кровати и обмажу вареньем, ТОЛЬКО ДАЙ МНЕ ОТЛУЧИТЬСЯ НА МИНУТКУ, ЛАДНО!!?!

Ответом комиксисту была благодарная улыбка. Несколько секунд спустя Охотник уже пытался бегать по дому в поисках "кабинки для медитаций", но проклятая кабинка никак не хотела находиться, а душа все настойчивее требовала излияния. И тут Охотник увидел открытый подвал...

* * *

Прапорщик уютно спал на прохладной земле в обнимку с бутылем рассола, когда внезапно пошел дождь. Причем это был не приятный грибной дождик, а настоящий ливень, иногда сопровождаемый громкими раскатами грома. Спросонья Яворский подумал, что вышел на улицу в поисках умывальника и заснул под ним, но начавшие трезветь мозги заметили, что падающая с неба вода по запаху никак не могла быть дождевой, да и после раскатов "грома" в воздухе начинало пахнуть отнюдь не озоном... Окончательное прозрение повергло прапорщика в легкий шок, тут же сменившийся праведным гневом. Хлюпая в образовавшейся под ним луже, Яворский поднялся на одно колено и заорал: "КАКАЯ _%$; _? НА МЕНЯ СС%Т!!?!".

После этого Ян размахнулся бутылем и запустил его в обидчика.

* * *

Охотник чувствовал вселенское блаженство, отдавая долг матушке природе.

Ощущение легкости и выполненного долга захлестнули его душу. Но тут, прервав медитативную негу комиксиста, из темного провала раздался страшный крик, после чего последним, что увидел Охотник перед тем как потерять сознание, была приближающийся к нему трехлитровый бутыль с рассолом...

* * *

На шум из кухни, держа ухваткой турку с кофе, вышла сонная Фалька. Из одежды на ней была только распахнутая форменная куртка и готичные трусики из черного шелка. Окинув место происшествия равнодушным взглядом, девушка вяло буркнула:

- Ян, вылезай из подвала, обмывайся и тащи Охотника на кухню. Я позавтракать приготовила.

Из глубины подвала донесся гулкий благодарный голос Яворского:

- Фалька, ты прелесть. Дай я тебя поцелую!

Иронично усмехнувшись, девушка ответила:

- В твоем состоянии - только в задний проход. Устраивает?

- Не-а.

- Тогда марш мыться.

- Есть, хер генерал!

Утро обещало быть интересным, тем более что за дверью уже раздавались тяжелые шаги Якоба.

Далi буде...