Байки Полка Освобождения Либерии

от Evgeny Paseyev

http://loyalist-eap.livejournal.com/

Популяционная генетика.

1.

Майлз Форкосиган снова прямо-таки с мазохистским упорством уставился в зеркало. Самым приличным в его отражении была пряжка ремня. Форма, которую он обычно носил - будь это мундир барраярского лейтенанта либо обличье дендарийского адмирала - заставляла окружающих несколько отвлекать свое внимание от физических недостатков ее носителя. Но, увы! После недавних шумных беспорядков на Архипелаге Джексона доступ туда для адмирала Нейсмита был закрыт. А исполнять шпионскую миссию в зеленом мундире с глазами Гора на воротнике... Майлз улыбнулся, посчитав подобную выходку неплохим способом довести Саймона Иллиана до инфаркта, если когда-либо в этом возникнет надобность.

Но надо было вернуться в реальный мир. Майлз подпрыгнул перед зеркалом снова, лишний раз дав себе слово, что по возвращении спалит ненавистный костюм с помощью плазмотрона. Подумать только, спину уже начинает сводить судорогой! Пытаясь убедить самого себя в чисто психологической причине испытываемых неудобств, Форкосиган проследовал в коридор жилой зоны грузовика. Но легче ему не стало.

В коридоре он опять наткнулся на своего пассажира. Для того, чтобы лишний раз обеспечить прикрытие секретной миссии, Майлз даже прихватил на Архипелаг Джексона пассажиров. Один из них был пожилой усталый бетанец, сопровождавший еще одну часть прикрытия - опытную партию генетически модифицированных злаков, а вот второй...

Тогда Майлз решил лично проследить за размещением грузов. Он стоял возле огромных ворот каргосекции корабля и лениво наблюдал за работой юрких роботов-погрузчиков. Рядом с ним стоял владелец груза и контролировал процесс куда как внимательнее. Тут Форкосиган заметил фигуру человека, энергично шагавшего по прозрачному переходу к входу жилого отсека. Незнакомца сопровождала пара автоматических носильщиков, нагруженных стандартными контейнерами. Внешность нового пассажира была довольно странной для Беты - мало кто здесь согласится постоянно носить тяжелые ботинки с высокой шнуровкой и наглухо застегнутый черный комбинезон с парой эмблем медицинской службы на рукавах. Тем более, что на Бете более традиционным было изображение жезла Гермеса, а не Красный Крест. Последний использовался реже. Хотя Майлз-то видел его регулярно... Детство младшего лорда Форкосигана представляло собой, по сути, шествие по различным барраярским госпиталям, преимущественно травматологического профиля.

Завидев впереди невзрачную фигурку капитана, новый пассажир прибавил ходу, протягивая руку для приветствия. Но споткнулся о не успевшего отреагировать робота-носильщика и упал прямо на металлический ящик со своим грузом.

"Да-а-а, тебе-то больно падать, если что",- ядовито подумал Майлз. Что тут поделать, комплекс неполноценности, довлевший над ним долгие годы, мог всегда проснуться при виде подобных неудач со стороны представителей роста больше 160 сантиметров. Но тут же Форкосиган похолодел. Среди ругательств, которыми незнакомец одарил "умственно недоразвитую технику умственно недоразвитых производителей" встретились весьма, весьма знакомые обороты. Во всяком случае, частица "йоп" была в числе первых признаков отборного барраярского сквернословия. Одежда, речь, даже форма стрижки... Неужто соотечественника угораздило попасть на этот корабль? Но... Но откуда он бы взялся здесь? И с какой целью? Майлз собрался, ответил-таки на запоздавшее рукопожатие пассажира и приготовился решать новую задачу.

И теперь был вполне подходящий момент забросить удочку еще раз.

- Скажите, доктор, а как вам понравилось на Бете?

Пассажир почесал затылок, потом признался:

- Бредовое место. Странное. Абсурдное. Противоречивое. Нелепое. Такое впечатление, что бетанцы способны получить полную информацию и сделать при этом абсолютно неверное заключение. И наоборот.

"Хм, ответ, похоже, честный. И ожидаемый. В чем же дело?"

- А почему вы отправляетесь на Архипелаг?

- Я завершил краткосрочную стажировку на Колонии Бета по новому оборудованию и методам лечения. Теперь направляюсь на соединение с основными силами,- доктор усмехнулся.

- Основными силами? - "Оп-па!"- Лаборатории какого-нибудь из кланов, наемники, правительственная организация?

- Вам не кажется, капитан, что ваш интерес несколько... неуместен?

- Конечно,- не смутился Майлз.- Но вы должны понять меня, безопасность моего корабля зависит от этого. Ведь вы выбрали наш корабль, хотя до Архипелага ходят регулярные пассажирские рейсы. И они быстрее. Так что вы скажете?

- Ну... Вы помните последние парламентские дебаты на Бете?

- Кхм,- вспомнил Форкосиган. - Да.

- Именно. Эти идиоты таки приняли закон, позволяющий вступать в брак с животными. Представляете?! Я, знаете ли, испугался, что могу запросто подвергнуться судебному преследованию просто за то, что выдам пинка чьей-то излишне назойливой... жене.

Майлз поморщился.

- Не скажу, что вы меня убедили. Но, судя по отношению к животным, вы не бетанец.

- Это уж точно,- проворчал доктор, уходя в свою каюту.- Я землянин.

Майлз остался в коридоре один.

- Вполне объяснимо,- заметил он и скорчил рожу мутному отражению в металлической панели на стене.

2.

- Ты опять мечешься,- заметил Ард Мейхью, сидевший в кабине управления грузовиком. Когда-то он стал одним из первых дендарийцев, в то время они еще даже не назывались таковыми. И его грузовик был первым кораблем мощного флота. Корабль отремонтировали после повреждений, и он вновь встал в строй, как и пилот.

- Что-то тут не так. Я пока не знаю, что. Но узнаю, узнаю!

- Майлз. У нас задание. И мы должны его выполнить. За все уже уплачено. Вот пойди и напряги свою гениальную голову над проблемой появления цетагандийцев возле Архипелага Джексона.

- Но... Ард, ты понимаешь, это дыра в нашей безопасности! А вдруг его разыскивают?! Да, здорово будет, если наше прикрытие нас и спалит? Знаешь, у меня в аптечке найдется немного пентотала для нашего гостя...

- Ага, а ты, случайно, не заметил, что он парень здоровый? А нас маловато. И не забывай про бетанца. Он гораздо скорее начнет вопить о гражданских правах, чем окажет реальную помощь.

- Да уж. Но надо реагировать!

На следующий день Майлз решил взять быка за рога. Рано утром по бортовому времени он постучал в дверь каюты странного пассажира, а когда тот открыл, зевая и морщась, сунул ему под нос ствол парализатора.

- Извините, доктор. Но вы все-таки ответите мне на все вопросы. Иначе я планирую парализовать вас, привязать к койке и не развязывать до самого прибытия на Архипелаг.

- Господи!- закатил тот глаза.- Ну какого же черта вы от меня хотите? Вся информация, которую я давал, вполне правдива и точна,- тут он посмотрел упор на Майлза.- В отличие от вас, лорд Форкосиган. Или мне называть вас адмиралом Нейсмитом?

Маленький капитан похолодел. "От-ку-да?"- простучало в висках. Он перехватил парализатор покрепче и медленно произнес:

- А вот теперь я, похоже, буду вынужден исполнить свою угрозу. Отвечайте немедленно: кто вы такой.

- Эхх... Хорошо. Мое имя Евгений Пасеев, я врач по профессии, родом с Земли, если точнее - из Либерии. Последние восемь месяцев безвыездно находился на Колонии Бета. Сейчас отправляюсь на Архипелаг Джексона для занятия своей должности корабельного врача. Что еще?

- Откуда вам известны мои имена?

- Разведданные. Наша организация имеет весьма широкий кругозор. И длинные руки.

- Угу, вот и угрозы пошли. А...

В дверном проеме возник Ард Мейхью.

- Майлз! Дело плохо!

Последним в рубку прибежал Лес Давик, бетанец.

- Что случилось?

- Цетагандийцы,- процедил Форкосиган сквозь зубы.- Требуют остановиться и приготовиться к досмотру.

- Но это же незаконно!

- Конечно, незаконно. Но разве у нас есть выбор? Если мы откажемся, они влепят по нашему кораблю из мощного бортового парализатора и вскроют, как консервную банку. Защиты у нас нет никакой. Вот же гадость,- Майлз закусил нижнюю губу. Говорить о перспективах возможного обнаружения на борту грузовика искомого цетагандийцами (в числе прочих) дендарийского адмирала не хотелось. Но какой здесь может быть выход?

- Если попытаемся прорваться?- мрачно спросил доктор.

- Попадут не с первого, так с третьего раза,- ответил Мейхью.- Обычная практика - отрубить пилота и делать что угодно. Без пилота в п-в туннель лезть невозможно.

- Какова мощность импульса?

- Достаточно, чтобы оглушить любого. Конечно, часть импульса поглощается корпусом, особенно таким, как у нас. Но...

Евгений осмотрел пилота, хмыкнул, внезапно взвалил его на плечо и уволок из рубки. Оставшиеся некоторое время оторопело смотрели на дверь, потом выбежали следом. После трех минут бесполезного стука в дверь Форкосиган уже начал подумывать о том, чтобы взрезать ее, но тут Ард вышел. Он был облачен в свободно висящий на нем комбинезон серовато-пятнистой окраски. На рукавах костюма ниже красных крестов располагались шевроны с надписью SFG, на предплечьях виднелись контакты для навесной аппаратуры, а поверхность представляла собой некое подобие брони.

- Экзоскелет?

- Да,- кивнул доктор.- И экзомускулатура, и еще кое-что. Но эффект полный не получится, необходима индивидуальная подгонка. Главное - он должен экранировать излучение. Говорят,- Евгений усмехнулся,- что он выдерживает пять-шесть полицейских парализаторов в упор.

- Какой полиции?- встрял Майлз.

- Эскобар.

- Та-ак. Фонд "Наследие человечества"?

- Угу.

- Ну, ясно теперь,- капитан прямо-таки сиял от собственной догадливости.- Вот почему нас хотят остановить. Вы участвовали в налете на генные лаборатории и теперь пытаетесь вывезти материал на Архипелаг. Не так ли?

- Не так. Я не участвовал в том налете. И вообще, у нас мало времени. Пойдем.

В кабине управления Ард уселся на свое место, покрутил головой в неудобном высоком воротнике комбинезона и поинтересовался:

- А если не сработает?

- Будем плакать. Я так понимаю, что никто из присутствующих не желает встречаться с цетагандийцами?

- Но...- засомневался бетанец.- Все-таки, на их стороне сила...

- А в чем сила, брат?- засмеялся Евгений.- Подумайте, уважаемый, ведь они своими действиями ущемляют ваши права на свободное передвижение. Да и на свободное предпринимательство, если на то пошло. Пристало ли гражданину Беты покорно подчиняться подобному произволу каких-то цетагандийцев?

- А... Да, вы совершенно правы,- сказал Давик и кивнул.

- Я, пожалуй, не сказал тебе еще одну вещь в характеристике бетанцев,- вполголоса пробормотал доктор Майлзу.- Это их неимоверный эгоизм и лицемерие. С двадцатого века ничего не изменилось,- произнес он еще тише, уже для самого себя.

- Ладно, стартуем!- скомадновал Мейхью.- Конечная станция - Архипелаг Джексона! Пассажиров просят занять места согласно купленных билетов.

Лежа на своей койке, Майлз продолжал держать контакт с пилотом через комм, подвешенный над головой.

- Они "в последний раз предлагают остановиться и добровольно подвергнуться досмотру".

- Ага. Как только, так сразу. Ты уже сориентировался для старта?

- Да, готово.

- Стартуй с ускорением 0.82 от максимального.

- Э-э-э... А зачем?

- А потому, что это только что мне в голову пришло. А уж цетагандийцам точно не догадаться. Пуск!

Неуклюжий, но достаточно быстрый грузовик несся в пространстве к точке входа а п-в туннель.

- Так. Первый выстрел мимо.

- Хорошо. Ускорение 0.96.

- Есть. Второй тоже мимо.

- 0.87.

- Черт! Достали. Попадание в грузовой отсек...

- Пока нормально. Сколько осталось?

- Порядка восьми секунд. Снова! Как ты там, Майлз? Майлз! Вот же...

3.

Возвращение в мир для младшего лорда Форкосигана было достаточно приятным. Он даже начал подумывать - а не ввести ли в практику прыжки через туннели под действием луча парализатора? Но при попытке встать с койки стены каюты поплыли вокруг и Майлза таки стошнило. Отдышавшись, он кое-как выбрался в коридор и проследовал в рубку.

- Ну, как?

Ард повернулся вместе с креслом:

- Мда, ты выглядишь, как я себя чувствую. Мы прорвались. Благодаря костюмчику, я не отрубился, но чувствую себя крайне погано. Куда пристанем?

- Как и планировали. Что с пассажирами?

- Лес в порядке. У землянина приступ мигрени. Просил не трогать часа полтора.

- Хм. Весьма удобный способ избежать расспросов, а? Насколько мне известно, подобных защитных комбинезонов нет на вооружении нигде. И что такое, черт возьми, это SFG?

- Ну-ну, пойди допроси еще раз. С удовольствием посмотрю, как он тебя выкинет из шлюза. Хорошо, если в спасательном мешке.

Спустя два часа грузовик вышел на орбиту вокруг одной из станций Архипелага. Майлз все же решил пойти на поводу своей подозрительности и зашел в каюту доктора Пасеева, который заново упаковывал свой замечательный костюм.

- Но все же, я бы очень хотел узнать побольше.

- Угу, но кто даст?- после приступа головной боли Евгений был не больно-то рад беседе.

- Почему ваши люди атаковали "Наследие человечества"?

- Господи! Я почти год не имел личного контакта с основным составом. Единственное, что могу предположить - фонд был не столь безобиден, как это декларировалось. Вот сейчас я прибуду на базовый корабль и возьмусь за добытую информацию. Потом посижу, подумаю и вынесу свое суждение.

- Это не связано с возросшей активностью цетагандийцев?

- Вполне возможно. Профиль работы "Наследия" - генетика, популяционная генетика. А тут уже можно многое предполагать. Я думаю...

Тут грузовик резко дернулся. Майлза сдернуло со столика и швырнуло на Евгения, оба упали на дверь, которая раскрылась и приземлились на пол коридора.

- Что это еще?- недовольно заметил Форкосиган.

- Вот пойдем и разберемся. А теперь слезай с меня, ты не в моем вкусе...

В рубке Мейхью возмущенно переговаривался с кем-то по радио.

- Поглядите на этих хулиганов, господа! Ни с того, ни с сего меняют орбиту, да так, что чуть не протаранили нас!

- Ха!- сказал Майлз, разглядывая корабль-нарушитель на экране.- Что-то мне кажется тут знакомым...

На борту небольшого, но явно мощного и высокотехнологичного судна красовалась эмблема владельца - большой квадрат синего цвета с серебристо-белыми буквами SFG на нем.

- Та-ак, дайте мне связь с ними,- нетерпеливо потребовал доктор.- Сейчас вправлю мозги уродам. Канал ноль-девять-восемь-пять.

На мониторе появилась довольная жизнью физиономия.

- Крейсер "Звезда Монровии" на связи. Какого рожна вам надо?

- Спинин! Ну кто ж еще!? Вы меня чуть не протаранили, пилоты экстра-класса!

- Оба-на! Менгеле вернулся. С прибытием, как говорится. А мы ждали с пассажирским транспортом.

- Я в покер продулся. Кто тут у вас главный?

- А почему не я?- в голосе респондента явно слышалась обида.

- Потому что начальник никогда сам не отвечает по связи каждому встречному-поперечному. Давай шефа!

Экран на пару секунд покрылся "снегом", затем на нем показалось новое действующее лицо.

- Грызли!? Тебя повысили?

- А что, недостоин?

- Ну, не то, чтобы... А где мамонты? ДК или Бабинцев?

- Делать им больше нечего, как тебя встречать. Козарез их в SW сманил, наобещал кренделей вакуумных и личную Звезду Смерти.

- Тогда,- доктор покачал головой,- ты-то как остался?

4.

- Какого черта?- вежливо осведомился доктор Пасеев, закончив распаковывать багаж. Нимало не смущенный Форкосиган выбрался из контейнера с одеждой и книгами. Расплатившись, беспокойный пассажир покинул борт и перешел на борт "Звезды Монровии", а грузовик сразу ушел в направлении Пола. Вовремя, ибо вскоре после этого в обозримом пространстве появился цетагандийский крейсер с недоумевающим экипажем. Добрый доктор цинично показал иллюминатору средний палец левой руки и принялся разбирать вещи. Счастье его при обнаружении "зайца" просто не поддавалось описанию...

Створки герметичной двери разошлись, и на командный пункт явился Евгений Пасеев, держа в вытянутой руке за шкирку потомка благородного форского рода. Соколов поежился. Будучи личностью по либерийским меркам легендарной, Добрый доктор сдерживаться умел, но не всегда давал себе труд сделать это, мотивируя скверный нрав заботой о собственном здоровье. В свое время вычитав занимательный материал о провале американской "доктрины улыбки"*, он мог это делать безнаказанно.

______________

* Если память не изменяет, немцы проводили эксперимент по взаимоотношениям и составили две группы испытуемых из числа продавцов в магазинах. Первым было разрешено в общении с клиентами только улыбаться и изображать радость от общения с теми. Вторым же позволили показывать реальное отношение вплоть до ответного хамства. Далее измерили основные показатели здоровья... Сюрприз, сюрприз! Во второй группе они были гораздо выше. А что поделать - нереализованный стресс есть штука неприятная.

- Макс, у нас лишние аварийные модули есть? Или я его прямо так в вакуум выкину?

- Э-э-э... Может, не надо? Он же одна из центральных личностей данного мира. И, по идее, должен все пережить...

- Да? Поэтому у него есть право путешествовать в моем белье и шарить по компу?

- Я все равно ничего не нашел!- заорал в свою защиту Майлз. Он еще более утвердился в своем желании спалить проклятую одежду. Материал оказался крепким, и теперь Пасеев мотал его, как терьер - крысу.- Только название - проект "Сэндмен". Вы разрабатываете снотворное*?

______________

* В ихнем дурацком фольклоре есть такой персонаж - Песочный Человек. Посещает детей и сыплет им в глаза песок, от чего те трут глаза и засыпают. Да, это вам не Оле-Лукойе со спринцовкой и зонтиками! Вот такие садистские сказки у американцев...

- Маленький ты еще такие вопросы задавать,- буркнул Доктор и съязвил,- и вряд ли вырастешь больше.

- Это хамство,- висящий Форкосиган попытался достать обидчика кулаком. Тщетно, длина конечностей не позволила.

- Так что с ним делать будем?

- Для начала поставь на землю,- махнул рукой Грызли.- Небось, устал?

Пасеев, ворча, опустил лазутчика в кресло третьего координатора реактора и заблокировал консоль во избежание. Майлз огляделся. Мостик как мостик. Даже пульты не незнакомые - что поделать, требования эргномики для всех гуманоидов едины...

А разговор звучал интересный. Оказывается, либерийцы - так новоявленная компания предпочитала себя называть - занимались не только экобиогенетическим терроризмом. Вернее, им они занимались, но шире, чем просто налетами на эскобарские клиники. Там боевая группа добыла документацию, позволившую отследить некий груз специфического характера. И теперь на перекрестке миров в центре паутины сидел корабль, готовый к старту по первому сигналу. Базировались либерийцы на Станции Фелл.

- Чем барона проняли?- ухмыльнулся Евгений.- Возвратом молодости?

- Угу,- не поддержал шутку юмора Россомахин.- Делов-то - снять мнемограмму и приготовить резерв из генетического материала донора. И то, и другое уже готово. Захватишь?

- Ясен пень,- пожал плечами доктор.- И ваши посвежее возьму. Когда старт?

- Часов двенадцать есть. Можешь оправиться и закурить.

Вдруг на одном из мониторов секции связи загорелся сигнал. Спинин лениво глянул и взбрыкнул ногами, спуская их с пульта и напряженно всматриваясь в цепочку символов.

- Народ! Тут фигня какая-то нездоровая полужидкой консистенции. Димон подмоги просит.

- Он при Фелле оставался для связи,- пояснил Россомахин.- Так. "Нападение цетагандийцев, около сотни. Барон убит. Меня изолировали." Все.

5.

Сигнал одноразового передатчика, самоуничтожившегося в процессе связи - в качестве источника энергии использовалась реакция аннигиляции самого устройства - привел к пароксизму оживления на мостике. Грызли приказал отойти к обратной стороне станции, оставив пассивно дрейфующую мину на орбите вражеского корабля. До соприкосновения с его корпусом у либерийцев оставалось минут сорок - хватит на первичную подготовку, составление планов и проверку боевой брони. Майлз сидел тихо, ни во что не вмешиваясь. А то запрут в гальюне на самой нижней палубе...

- Координаторами - Спинин и Доктор. Ни кибернетики, ни геноцида не предвидится,- распорядился Эвок. Он уже стоял в полном облачении посреди мостика и раздавал последние ЦУ. Устройство боевого скафандра позволяло при отсутствии в окружающей атмосфере БОВ экономить кислород в баллонах, забирая воздух снаружи через специальные клапаны.

Оба назначенца кивнули. Сергей сразу вывел на свою консоль данные связи и механики боевой брони. Перед Евгением загорелись показатели жизнеобеспечения и навесного вооружения. Он огляделся и нажал одну из кнопок:

- Виталя, не сочти за труд, сходи в туалет. Пока успеваешь. Да и лететь будешь... сейчас... о, на полтора процента быстрее.

- Вот же... Сейчас,- раздался глухой ответ.

- Ну, присядем,- Россомахин привалился к стенке тамбура. Остальные последовали его примеру, сгруппировались. Когда открылась наружная створка шлюза, остаточное давление вытолкнуло десантников в сторону станции. Вращающиеся фигуры отлетели на некоторое расстояние, распрямились и направились к обшивке, используя ракетные ранцы. Расположившись на поверхности, прикрепили шнур взрывчатки и приготовили осмотическую мембрану для прикрытия отверстия - никто не собирался обезвоздушить станцию, только дополнительных жертв не хватало!

- ...пять... четыре... три... два... один... Пи!- отсчитывал Спинин. Дрейфующая экранированная мина подлетела к цетагандийскому крейсеру и присосалась магнитной площадкой к корпусу. Сразу после касания сработал взрыватель. Направленный взрыв проломил броню, впуская внутрь взвесь жидкой взрывчатки. Парой секунд спустя вторичный детонатор воспламенил ее. Вакумная бомба в вакууме? Ага. Половину корабля разорвало, от сотрясения нарушился механизм контроля выделения энергии в реакторе. Энергетическая установка пошла вразнос, давая возможность выжившим добраться до спасательных ботов, не помышляя о продолжении боевых действий.

Одновременно с приходом взрывной волны либерийцы подорвали свой заряд, вошли на территорию станции и закрепили мембрану. Дальнейшие действия проблем не доставили. Двигаясь по отсекам, команда Грызли вычищала оккупантов одного за другим. Отсутствие постоянной утечки воздуха через дыру в обшивке не позволило системе аварийного жизнеобеспечения блокировать шлюзы между отсеками, что могло вызвать дополнительные проблемы в продвижении. Так штурмовики оказались в святая святых - командном центре. Их ждали...

Кроме трупа барона Фелла с практически полностью отсутствующей головой в зале находился кое-кто еще. Молочно-белый шар висел посередине помещения в сантиметрах двадцати над полом. Либерийцы окружили его, контролируя обстановку. Тут сияние погасло.

- Аут-леди!- выдохнул Андросов. Пасеев напрягся за своей консолью, вывел изображение покрупнее.

- Вполне ничего. Но и не сверхъестественно.

Майлз вытянул шею, пытаясь увидеть детали. Похоже, прошлые эпизоды общения с верховными дамами цетагандийского общества таки подействовали на него. Прежнего трепета как не бывало. Он даже согласился с мнением доктора.

- Оппаньки,- сказал Спинин,- у них гости! Макс, ау!

- Да, ничего...- заторможенно отозвался Россомахин,- хотя...

И замолк. Аут-леди заговорила.

- Здравствуйте, мальчики. Меня зовут леди Зена. Поговорим об условиях сдачи?

6.

- Вы что, сдурели все поголовно? Россомахин, Грызли, Соколов, е-мое! Отвечайте.

- Ерунда какая-то...- пробормотал доктор, следя за мониторами.- Что там с ними творится? Ты мою панель не замкнул на себя, хакер доморощенный?

- Вообще-то, замкнул,- гордо признался Сергей.- Но не трогал, честное пионерское!

- Тогда я съем свой диплом, если понимаю суть проблемы. Их же сейчас убивать будут! Группа захвата уже подходит к отсеку.

- Я уже язык обмозолил, вызывая,- пожаловался Спинин.- И ведь слышат же, паразиты. Как будто эта тетка их обкурила чем-то...

- Не-е-ет, индикаторы не показывают наличия токсинов в атмосфере,- Евгений выскочил из кресла и забегал по рубке.- А все остальное...- он остановился, вбил пару сочетаний клавиш и посмотрел результат.- Черт! Вот же нелюди!

- Что?

- Респираторы брони наглухо! Кислород - сорок, двойной адреналин, двойной озон!

- Да что там?- заинтересовался Спинин.

- Не до того!- огрызнулся Пасеев.- Следи за мониторами! Сохранить режим на две минуты! Я в поле,- он вывалился в люк спасательного бота, натягивая экзокостюм на ходу. Полминуты спустя легкий толчок корпуса засвидетельствовал старт суденышка.

Штурмовая группа цетагандийцев столпилась у шлюза приемного зала Станции Фелл. Пока леди Зена отвлекала внимание либерийского спецназа, раскрашенные вояки занимали удобное положение и сканировали пространство, разбирая цели поштучно. Тут пластик стены вспучился, пошел трещинами и разлетелся в стороны. Из пролома выбралась фигура в броне. Нападающий повел головой и рассыпал веером около сотни маленьких дисков. Те полетели в сторону цетагандийцев, сверкая при вращении. Спецназовцы сначала отскочили, но почти сразу отметили, что загадочное оружие не поражает людей, отскакивая от брони и приклеиваясь к стенам под разными углами. Тогда последовал ответный залп. Хоть и разрозненный, он набрал достаточную мощь, чтобы вынести агрессора спиной вперед обратно в дыру в стене. Делая обратное сальто - вещь вообще редкая, только по крайней необходимости - Евгений нажал кнопки пульта. Из кристалликов, впаянных точно по центру дисков, вырвались пучки энергии. Плазменные факелы достигали двухметровой длины и перекрещивали почти весь объем шлюза, прожигая броню и плоть, рассекая движущиеся поперек огненной струи предметы. Через полминуты энергозапас дисков был истощен и буйство плазмы прекратилось. Практически весь состав штурмовой группы вышел из строя - если кто и был только ранен, вести бой не получилось бы все равно...

На ногах остался только офицер. Он сразу сделал рывок в сторону противника, таким образом выйдя из зоны поражения. Но повезло ли ему? Заглянув в пролом, цетагандиец получил увесистый удар бронированной перчаткой по шлему. Отскочил, занял боевую стойку. Да-а-а, бокс в боевых скафандрах - то еще зрелище! Но мы его посмотрим в другой раз. Пасеев просто облил бойца быстротвердеющей полимерной пеной, зафиксировав для подробного разбора на потом. Затем подбежал к двери в приемный зал и выбил ее плечом.

Максим Россомахин стоял, улыбаясь, перед девушкой своей мечты. Стоило лететь черт-те куда, стоило! Вот она, такая близкая, такая доступная без своего туманного шара, стоит перед ним, разговаривает с ним. Да разве можно было ему рассчитывать на внимание настолько потрясающего существа там, на Земле? Если даже принять во внимание, что на Земле, настоящей Земле либерийцев, таких не было... О, она что-то говорит. Бросить оружие? Да ради бога, родная, мне не нужен какой-то там штурмгевер, чтобы быть с тобой! Подойти ближе? Всегда рад, скажи лишь - насколько? Руки сами тянутся обвить тонкий стан, губы тянутся... Ччерт! Это еще что? Откуда эта озоновая вонь? Почему маска респиратора выскочила из своего крепления, обтянув лицо? Эй, а как я целоваться буду? Сейчас, сейчас, сниму эту дурацкую маску... Да что там, я вообще все с себя сниму!

Макс завозился с застежками противогаза боевой брони, волей-неволей вдыхая смесь газов из баллонов, отдающую металлическим привкусом. Да-а-а, кислорода кто-то не пожалел... Стоп! Какого кислорода? При чем тут маска? Где я? Кто я? Краем глаза Россомахин заметил движение за правым плечом. Там оказался Грызли, тоже доблестно сражающийся с респиратором. А глаза - как у обкуренного ежика... Стоп еще раз! Откуда на свидании взялся Эвок? А Соколов с Андросовым? И почему это их броня носит следы беспорядка? Эй, ребятки, это МОЯ девушка! Максим встретился взглядом с Василием и прочел отражение своих мыслей. Оба потянулись за оружием, собираясь решить вопрос раз и навсегда...

Тут дверь в шлюз вылетела от мощного удара с той стороны. В проеме появился Пасеев в боевой броне и с огнеметом в руках. Пока все, включая леди Зену, пребывали в ступоре, он рванул к последней, пинком вышвыривая аут-леди из ее кресла-кокона, где она могла быть в безопасности под слоем энергетического поля. Зена отлетела к стене, Андросов инстинктивно бросился помочь встать, но тут доктор нажал на спусковой клапан своего оружия. Струя липкой тягучей самовоспламеняющейся жидкости протянулась через половину зала и коснулась цетагандийки. Зена закричала, но пришелец невозмутимо полил ее всю, чтобы ни один участок тела не остался целым. Остолбеневшие либерийцы только могли смотреть, как пылающий силуэт дергался и кричал - к счастью, недолго. Потом накатила волна гнева. Все похватали оружие и наставили на врача.

- Сергей, как там у них с кислородом?

- Идет в прежней дозе...

- Ты!..- закричал Грызли.

- Заткнись,- резко ответил Евгений.- Ты лучше посмотри, откуда я пришел.

И ткнул в сторону полусожженного шлюза.

- Вас бы уже в живых не было. Так что одели броню по форме и за мной! Грызли поведет. Вопросы есть?

- Да что ты понимаешь?- слезы катились из глаз Максима.- Она... была...

- Она была не человеком. Теперь ты понимаешь, ЗАЧЕМ нужны шары?

- Да. Чтобы остальные не страдали, видя такое... совершенство. И не имея возможности им обладать...

- Э-эй! А ну вынуть головы из задниц и слушать меня! Шары служат не только защитным барьером от опасности снаружи, но и от опасности изнутри. Вот почему вы сопли распустили при встрече, а?

- Мы познали счастье, кретин!- огрызнулся Андросов.

- Что, все одновременно?- поднял брови доктор.- Я и не знал, что вам групповуха нравится...

Виталий поперхнулся, посмотрел на остальных и неожиданно захохотал.

- Уфф, хоть один пришел в себя...

- Так что же это было?- недоверчиво мотая головой, спросил Эвок.

- Феромоны,- посерьезнел Пасеев.- Очень интересные химические вещества. Вот почему личному обаянию аут-леди невозможно противостоять. Ничего, вернемся домой, я тебе такой коктейль сварю - в деревянную лошадку-качалку влюбишься. По уши. Пока не выдохнется.

- Но зачем так жестоко-то?- кивнул в сторону останков Зены Макс.

- Чтобы и следов этой дряни не осталось. А то очухивай вас тут... Сергей, можно норму!

Все с облегчением почувствовали, как вкус воздушной смеси в масках сменился. И то сказать - грозовым лесом на полжизни вперед надышались.

- Ладно, заберем языка и отправляемся на корабль... Фелла - сжечь, труп не должны найти.

Макс отходил от наваждения достаточно быстро. Во всяком случае, брошенный прямо в лицо огнемет перехватил и принялся тщательно поливать тело здешнего хозяина напалмом. Остальные вышли в шлюз, забрали недвижного офицера и погрузили в бот. По пути вынули из запечатанного отсека Триггера. Грызли уселся за рычаги, группа разместилась на обшивке. Судно отчалило с теневой стороны станции.

7.

- Ну что, родной?- Эвок был сама любезность, только оскал выглядел больше голодным, чем гостеприимным. Он навис над пленником, прикрученным в медцентре к кушетке.- Тебе скополамина или пентотала?

Даже при желании внятно ответить цетагандиец не мог. В истории бывали случаи, когда языки умудрялись откусить себе одноименный орган и геройски гибли. Для исключения подобных эксцессов вражеского офицера связали, заткнули кляпом и подключили к психотестеру. Прототипом явился известный вариант детектора лжи, доработанный либерийцами с целью более широкого использования. Так что оставалось только правильно формулировать вопросы...

Грызли появился в кают-компании, вытер пот со лба, вытащил из холодильника банку Red Bull'а и высосал ее.

- Ну и фрукт попался... Пытался даже сердце остановить усилием воли. Почти удалось.

- И что ты сделал?- заинтересованно повернул голову доктор.

- Под мышками пощекотал,- пожал плечами Кириллов.- Решение парадоксальное, а потому действенное. Но главное - это действительно заговор. Эскобар, Цетаганда, остатки комаррских эмигрантов и прочая шваль. Как мы и предполагали, многоходовка. Что мы нашли в Фонде?

- Оборудование для клонирования и генные банки,- буркнул Спинин.

- Именно. А для чего еще?

- Вирусология там мощная была, но это обычно для серьезного госпиталя,- продолжил Сергей.

- Во-от,- пробормотал Эвок, сминая банку в руке и доставая новую.- Ты про популяционно тропные вирусы слышал? Там сбодяжили ингаляционную форму геморрагической лихорадки типа нашей Эболы, эффективную против девяноста двух процентов населения Барраяра. Наследие изоляции,- обратился он к Майлзу,- обедненный генофонд. Но, тем не менее, мы все равно опоздали.

Майлз зашевелился в своем кресле. Может, всем тут известны обстоятельства, но не ему же! Поэтому Форкосиган воззвал к информации.

- Ну да, я тоже не все знаю,- кивнул Евгений.- Я же на Бете прохлаждался.

- Излагаю краткое содержание предыдущих серий,- Россомахин развернул голоэкран своего миникомпа.- Вскоре после поражения барраярского флота возле Эскобара правящие круги Цетаганды сговорились загнать неотесанных агрессоров назад в пещерные века на поверхности своей планеты. Именно тогда был основан фонд "Наследие человечества". Десять лет они собирали образцы генотипов людей с различных планет, выводя Идеального Человека.

- Идеального Воина, если уже в патетику ударились,- поправил Соколов.

- Ну... да. Идейно-финансовая помощь от союзников не прекращалась. Но нифига не выгорело. Неудачные результаты сдали в экзотик-бордели Архипелага. Тогда зашли с другого конца. И вот, имеем. Проект вышел на финишную прямую. Осталось ввезти. Мелочь, в принципе.

- А что, нельзя их...

- Попробуем,- буркнул Россомахин.- Координаты есть. Осталось только высадить пассажиров.

- Я пошел,- пожал плечами Добрый доктор. Он подобрал последний контейнер с мнемограммами и генетическим материалом.- Удачной охоты.

- Великий воин бежит от битвы?- пропищал Майлз тоненьким голоском из-за спин остальных.

- Ему уже заменили кости на синтетику?- мрачно осведомился Евгений.- Тогда разрешите вмазать разок...

- Не надо,- усмехнулся Эвок.- После твоих ударов люди дураками становятся. Как тот майор амовских морпехов.

- Вот этого не надо, так не надо. Майора Козарез бил. Я дверь держал, чтобы никто нам не мешал.

- Да и вообще,- повернулся Кириллов к Форкосигану.- Вы, молодой человек, тоже остаетесь на станции.

- Да как вы смеете!- вспыхнул барраярский аристократ.- Диверсия задумана против моей Родины. Да и нельзя мне появляться на станции Фелл. Пристрелят нафиг!

- Это да,- заметил Димон.- Ну ничего, мы его рядом с другим п-в туннелем выкинем, кто-нибудь подберет...

Следование в нужный сектор пространства заняло три часа с лишним. Все это время Майлз сидел в уже ставшим привычным кресле и просчитывал стратегию дальнейшего поведения, отбирал аргументы, мысленно парировал возражения и наращивал темп. Он должен, должен принять участие в этой битве.

- Приехали, господа!- объявил Спинин, глядя на монитор.- Скопление кораблей не менее шести. Судя по характеристикам, пара транспортников, вот и попались, голубчики! Ого! Против нас сам "Симон Боливар", краса и гордость эскобарского флота! Цетагандийский линкор, шушера какая-то... Поздравляю, тактический комп выдает нам восемь процентов на выживание в драке. За успешное завершение миссии - девяносто шесть.

- Нормально,- отозвался Россомахин.- Хотя репликатор - малоприятное место... Но кто, если не мы, простите за пафос...

Решив, что нужная минута настала, Майлз встал, рубанул рукой воздух и зачитал свою речь. Без толку... Как и ее повторение в шлюзе эксклюзивно для Димона.

- Да катись ты!!!- Триггер просто ухватил Майлза за шиворот и швырнул в спасательную капсулу.- Тебе жить еще!

После чего заклинил механизм замка снаружи. Три минуты спустя маленький кораблик отделился от креплений и поплыл в сторону близкого скопления астероидов. Форкосигану оставалось только сжимать кулаки, наблюдая битву "Звезды Монровии" с вражеской эскадрой.

8.

Транспортники прятались за корпусами охраны. А погибли первыми. Корабль либерийцев неожиданно заложил вираж, от его корпуса россыпью отлетели небольшие (по сравнению с самим корпусом) цилиндрические предметы. Медленно вращаясь, они поплыли в сторону врага. Крейсера начали расстреливать непонятно что, справедливо полагая, что хорошего дождаться им не светит. Попадание не заставило себя ждать. Но в тот самый момент, когда неяркая вспышка озарила место битвы, остальные сдетонировали. Шесть мощнейших пучков жесткого рентгеновского излучения скрестились именно на грузовиках Цетаганды, пройдя по пути сквозь корабли прикрытия. Но повреждения в передней линии носили эпизодический характер, строго по вектору атаки. На "Боливаре" вообще не погибло ни одного человека. Зато попавшие в фокус транспорты просто взорвались. Какая там борьба за живучесть! Облака осколков, остатков атмосферы и итогов дорогостоящих генетических экспериментов разлетелись, пробарабанив по броне эскорта сзади.

"Звезда" заложила новый маневр, уходя от запоздавшего, но грозного ответного залпа. Майлз оторвался от внешнего экрана и набрал код доступа к корабельной связи.

- ...ать вашу, съели!?

- Спинин, экраны?

- Сорок процентов. Сейчас попробую восстановить единую сеть нижней зоны.

- Грызли! Огонь!

- Из пальца, что ли? На левом борту только два гразера осталось.

- Вот из двух и лупи! Не до жиру...

Один из эскобарских эсминцев дернулся и завертелся.

- Ага, Эвок, можешь, когда хочешь!

Эсминец прекратил вращение и стабилизировался, ответив веером лазерных лучей по принципу "На кого бог пошлет". Бог послал куда угодно. Хорошо, союзников не задел...

- Повтори!

- Один момент... А-а-а...

- Й-ё-олки. Димон, ты бы хоть предупредил о маневре.

- Грызли, огонь!

- На, сволочь! Виталька, сыпь все оставшиеся ракеты. По вектору полтретьего.

Либерийский корабль в очередной раз сбросил несколько предметов из бомболюка. Противник попытался из расстрелять. Успех достигнут был относительный. Хотя три вспышки отметили попадания, еще четыре ракеты вышли за пределы защитного поля рейдера и включили двигатели. Очень быстрые надо сказать...

Две ракеты ударили в "Боливар". При этом высокопрочная головная часть пробила борт флагмана эскобарского флота, круша переборки и механизмы доползла до внутренних помещений и только там ядерный заряд высвободил свою энергию. Туша корабля вспухла изнутри взрывами, окуталась паром и дымом. Но экипаж сохранил контроль над оружием. В результате левый борт "Звезды Монровии" словно гигантский консервный нож взрезал.

Из оставшихся ракет одна разнесла в клочья ранее поврежденный эсминец, а вторая была уничтожена огнем цетагандийского линкора. Но Майлз был слишком увлечен событиями на корабле либерийцев, чтобы отметить что-либо еще...

- Черт! Альфа-узлов слева - ноль! Бета-узлов - ноль четыре!

- Грызли, как ты там? Отвечай!

- Ага, ответит он... По моим данным, там нет органической жизни.

- Да что... Он уходит!

- Врет, не уйдет! Спинин, вариант "Гастелло"?

- Чего-о!? Димон, тебе хочется в копировалку?

- А у нас есть выбор, да? Только бы мимо той дуры проскочить... Соколов, ты где?

- Считаю алгоритм починки.

- Кинь дурное, лучше просчитай вираж, чтобы пройти мимо "Боливара", оставаясь со стороны поврежденного борта. Андросов, возьмешь управление огнем всего корабля!

- Уже.

- Готово. Ввожу алгоритм движения. Можно чиниться дальше?

- Давай...

Полуразбитый корабль начал движение, постоянно выдерживая максимальное расстояние от детекторов и пушек поврежденного эскобарского линкора. А вот команда противника явно желала обратного. Оставшиеся неповрежденными маневровые двигатели постепенно разворачивали корпус "Боливара". Но слишком медленно... Слишком осторожно. Слишком мало энергии подавалось в контуры. Необходимо было прибавить.

Взрыв произошел, когда рейдер прошел около двух третей опасной зоны. Линкор разорвало на две части, более не показывавшие признаков жизни. Хотя часть экипажа явно уцелела. Если повезет, их подберут до того, как в резервуарах скафандров иссякнет кислород...

- Что за?..

- Реактор вразнос пошел. Тем лучше. Димон, у меня несколько новостей. С какой начать?

- С худшей.

- Цетагандийца мы достанем. Но у нас нечем его бить. Несколько гразеров правого борта, противоастероидные курсовые спарки - и все.

- Виталя... Еще у нас туева хуча голой кинетики. Я про вариант не шутил.

- А. Только сначала выпусти меня отсюда.

- Спокуха, граждане, сядем все!

- Грызли!!! Ты еще не помер?!

- Ага, прямо щазз! Выпилился из обломков, прошел по обшивке до шлюза... Куда ж вы без меня?

- Туда.

- А-а-а, ясно. Мог бы сидеть среди обломков дальше. Ну, се ля ви...

Линкор цетагандийцев пытался оторваться от приставучего рейдера - и не мог. Поврежденный корабль настырно летел следом на одном двигателе, с полуразбитым корпусом, практически безоружный, но летел!

- Вот ближе сейчас подойдем... Андросов, ты что творишь?

- Готовлюсь писать хокку.

- Я тебе сейчас напишу! Надевай абордажный комплекс и за мной в шлюз!

- Ага, я тоже рядом, Соколов сейчас подойдет, он взрывчатку пакует. Спинин, корабль остается на тебе, смотри не сломай ничего...

- Да-а-а? А ты мне оставил среди этого металлолома что-нибудь, еще способное сломаться?

Корабли вышли на расстояние прямого выстрела - и не из бортовых пушек, а достославные 800 метров. Говорят, именно такова ширина Невы... И тут!

Потрясающе красивый, мощный и неповрежденный еще линкор взорвался. Цетагандийский кодекс чести не позволял отступления или сдачи, хотя они вполне себе имели место в истории. Надо полагать, капитан попался несколько... увлеченный историей и культурой своей родины. Задержка после посадки абордажной группы на корпус составила всего две с половиной минуты.

Майлз ошеломленно сморгнул и ощутил, как по прокушенной губе течет кровь. Он опустил взгляд - вспышка была ослепительной, но он-то смотрел не на нее саму, а на проекционный экран компа спасательной капсулы. Отодрал вцепившиеся в подлокотники руки. Провел по лицу, как бы стараясь смыть что-то. Тут пискнул сигнал приемника и на экран вывелись следующие строки:

Как лепесток я,

Что с вишни опадает.

Весна кончилась.

9.

Эпилог№1.

- ...вот, собственно, и все.

- Интересно, интересно,- протянул Иллиан, теребя подбородок.- Вполне в твоем духе. За три минуты до официального объявления войны. А все же, кто они были?

- Аналитический отдел СБ никаких сведений не дал. Так, разрозненные данные об их интересе к технологиям, науке и общественной жизни. Участие в ряде противо- и вполне законнных мероприятий. Все без конкретных фактов и надежных свидетельств.

- А те, что высадились на Архипелаге?

- Стартовали в неизвестном направлении. Пункт назначения неизвестен. Проход через п-в туннели не зафиксирован.

- Да-а-а... Есть итог, но нет ответов. И, похоже, придется с этим смириться... Свободен, лейтенант. Можешь пока отдыхать.

Эпилог№2.

- Доброе утро, барон. Как вы можете теперь убедиться, мы держим свое слово.

Джориш Стойбер, барон Фелл, неуверенно встал с больничной койки. Он сразу увидел крупное зеркало на стене палаты и ринулся к нему. По пути зацепился за прикроватную тумбочку и чуть не упал, но его предупредительно подхватил под руку чернокожий санитар.

В зеркале отражался просто безобразно молодой человек.

- Двадцать?

- Ориентировочно двадцать два-двадцать три,- послышался тот же голос. В отражении Фелл увидел достаточно не старого еще человека в белом халате.

- Кто вы?

- Ну, вообще-то я министр здравоохранения Либерии. На деле этим занимается свора моих заместителей. Сфера же моих интересов,- тут говоривший обвел все плавным жестом руки и улыбнулся,- интереснее. Можете звать меня Михаил. Не желаете ли позавтракать?

- Вообще-то, да...

За трапезой барон встретил-таки знакомое лицо. Максим Россомахин вяло ковырял вилкой шницель, но при появлении Фелла оживился:

- Теперь-то вы верите, что либерийцы держат слово?

- Да. Пожалуй. Надеюсь, вы не собираетесь держать меня в заложниках и так далее?

Максим расхохотался.

- Не-е-ет уж. Да и зачем вы нам тут? Через два дня, после курса реабилитации, вас посадят на корабль и вы вернетесь домой. Вот там у вас есть шанс попасть в заложники.

- А что такое?- барон отложил прибор и уставился на собеседника.

- Ну... многие видели, так сказать, вашу гибель. Физическую. Не уверен, что ваш... э-э-э... преемник... обрадуется возвращению главы дома из небытия.

- Предоставьте это мне,- зловеще ухмыльнулся Фелл, воздавая должное салату.