Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


ночную свежесть и теперь блестели от росы.

Солнце поднималось все выше. Жаль, что настроение не поднимешь с такой же легкостью, подумалось Люку.

Неподвижный и оцепенелый, он провел уже немало времени на вершине Великого Храма, сидя в первозданной тьме, погруженный в размышления. Чтобы обойтись без сна, Люк прибегнул к особой джедайской технике релаксации; но вообще-то он давно уже не знал нормального отдыха, ибо душу его омрачало беспокойство - ведь имперская угроза Новой Республике неуклонно росла.

Звонкие птичьи голоса и шорох крыльев разносились над джунглями: их пернатые обитатели ловили себе на завтрак насекомых. Огромный газовый гигант Явин сиял в небе отраженным светом, но внутренний взор Люка простирался гораздо дальше, проникая в самые отдаленные и темные уголки галактики, где, вероятно, таилась, дожидаясь своего часа, Вторая Империя...

Наконец Люк поднялся и потянулся. Настало время утренних упражнений. Уж разминка-то поможет ему прояснить мысли, ускорить пульс и настроить рефлексы.

Люк подошел к самому краю площадки, сложенной из огромных, поросших лозой каменных плит. От следующей площадки его отделял головокружительный прыжок вниз. Пирамида Храма расширялась к основанию. На каждой площадке плиты облицовки были украшены декоративными зубцами и барельефами, высеченными в камне тысячелетия тому назад, во время постройки этого древнего сооружения, но неумолимое время, палящая жара и дыхание ветра оставили на них свой неизгладимый след. Густые джунгли медленно, но верно подбирались к храму, бесчисленные плети ползучих растений карабкались по массивным камням, ветви деревьев массасси тянулись вверх.

Помедлив мгновение на краю площадки, Люк глубоко вдохнул и закрыл глаза, дабы сконцентрироваться. А затем ринулся в пространство.

Он чувствовал, как
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY