Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


чтоб Ведж мог отреагировать. К тому времени, когда он видел зеленый и успевал нажать на гашетку, рамка меняла цвет уже два или три раза. Но вот Защитник достиг оптимальной дистанции для выстрела, и Антиллес открыл огонь, надеясь не столько попасть, сколько помешать стрелять противнику. Выстрелы вспыхивали в щели между солнечными панелями ДИСа, крестокрыл трясло от попаданий: Они промчались мимо друг друга и начали разворот для нового захода.

Диагностика показала потерю привода передней посадочной стойки и возрастающие проблемы с механизмом запуска протонных торпед. И без всякой диагностики была видна черная дыра, появившаяся на носу крестокрыла. Насколько же мощным и точным должен быть удар, чтоб пробить фюзеляж и повредить хорошо защищенные механизмы!..

Но сейчас все это было неважно.

Антиллес завершил разворот и двинулся навстречу Защитнику. В наушниках гудели знакомые голоса, но его позывных никто не называл, и он не обращал на них внимания, как на посторонний шум.

На этот раз Ведж не смотрел на цвет рамки прицела. Он вообще не смотрел ни на что - и на все одновременно. Он чувствовал машину как продолжение самого себя. Он чувствовал противника, как будто глядел ему в глаза: Он не пользовался Силой. Антиллес и Сила вообще несовместимы, как банта и астронавигация. Но огромный опыт позволял предугадывать действия противника и принимать решения так, что другие считали это мистикой.

Он улавливал изменение в работе двигателей, говорившее ему, что один из генераторов неисправен, видел вспышки лазеров, которые сообщали, что один из них теряет регулировку, едва заметные изменения ускорения показывали, что мощность изменяется беспорядочно: Он послал мысли вперед - сквозь броню Защитника, сквозь скафандр пилота, к человеку внутри. Он почувствовал его неуверенность,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY