Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!




- Дайте мне сказать... Но я не могла сосредоточиться на своих потерях, потому что врачи все время задавали мне вопросы. Как я себя чувствую. На что у меня может быть аллергия. Какая-нибудь другая медицинская информация обо мне. Я рассказала им о моих головокружениях на высоте...

Ведж был удивлен, увидев блеснувшие слезы. Она вытерла их и продолжала.

- Они осмотрели мою голову, потом взяли кровь на анализ и решили, что это из-за химической неустойчивости. Мне дали какой-то препарат, а когда через полчаса я стояла на галерее над доком, где садятся ваши истребители, высоко-высоко над полом, а в щель, откуда они вылетают, видела облака Адумара - я не чувствовала никаких приступов боли. И все, что я должна делать, сказали мне, принимать препарат раз в несколько дней. Я могу учиться летать!

- Это же замечательно, - обрадовался Ведж.

- Да... Хотя я не смогла заставить врачей это понять. Для них это была такая малость. Диагноз, химия - их пациент может идти и дать им заняться новым. Для меня это были годы понимания, что я никогда не смогу ничего добиться в Картанне. Теперь передо мной открылся целый мир.. а для тех, кто помог мне, это была незначительная задача, успешно решенная. Я почти сердилась на них за непонимание. И тогда я поняла кое-что. Если бы я умерла во дворце ператора, я не смогла бы даже сердиться. Я никогда не насладилась бы тем, что было несколькими пилюлями для врачей и чудом для меня. Тогда я поняла, что вы были правы. Выбрасывать мою жизнь... как вы тогда сказали? банте под хвост?: было бы стыдно. Это был выбор глупой девчонки, которой, надеюсь, больше нет во мне.

- Если так, теперь у вас есть только один выбор.

- Какой?

- Прожить вашу жизнь хорошо. Найти цель и достичь ее.

- Я хочу быть пилотом, - решительно сказала она. - Не для Картанна.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY