Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


мне мои обязанности офицера разведки?

- Верно, - усмехнулся Антиллес. - Ладно, это не логично. Как все прошло?

- Довольно странно, - ответила Йелла. - Офицеры "Преданности", как я узнала позднее, не были в восторге от приказов Томера на запрет связи. Все, что мы знали о происходящем, - что корабль не будет отвечать на наши запросы. Мы очень медленно и осторожно приблизились и сели в главном доке истребителей. Там было много солдат, и много бластерных ружей нацеленных на нас... но все расслабились, когда я идентифицировала себя. Мне позволили поговорить с капитаном Салабаном. Он в такой же ярости и возмущении от приказов, как пилот истребителя, попавшего в луч захвата.

- Что ты сказала ему?

- Ну, было очевидно, что он не нарушит приказов, как бы ненавистны они ему не были. В общем-то ничего иного я и не ожидала. Даже если бы я рассказала ему всю историю, даже если бы показала записи предательства Дарпена, этого стало бы достаточно, чтоб заставить Салабана переживать, но недостаточно вынудить его нарушить приказ. Так что я решила не мучить его этим противоречием. Я рассказала о назревающей войне - но не говорила о роли Дарпена. Я отдала ему копию записи и просила отправить в офис генералу Кракену, как только контроль коммуникаций будет снят. Еще я оставила копию, помеченную как мое завещание, и послала зашифрованные копии для Р5 и Р2 на крестокрылах, с расшифровкой на основе времени.

- Я бы сказал, ты сделала даже больше, чем я мог просить, - голос перешел в рычание. - кроме того, чтоб постоять в сторонке, когда начнется стрельба!

- Я собираюсь находиться в одном из разведывательных кораблей, - спокойно сказала она. - Выполнять функции координатора. Довольно далеко от передовой.

- Передовая имеет свойство не оставаться линией, а ракетам все равно, истребитель
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY