Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


дорого.

- Я хочу лишь принести вам свои извинения и извинения генерала Антиллеса за то, что он вынужден был сделать.

Даже в нечеткой записи ператор выглядел изумленным - Вынужден?

Томер кивнул.

- Генерал разрывается между двумя силами. Его естественное желание состоит в том, чтоб помочь вам, он понимает, что это единственный благородный выбор в этой ситуации. Но сомнительные приказы, спущенные ему высшим дипломатическим руководством, велят ему не ввязываться в войну. Ситуация раздавила его, отняла все, ради чего стоит жить.

Ператор потрясенно покачал головой.

- Не могу поверить...

Томер, преисполненный грусти, опустил глаза.

- Это правда. Теперь он страстно желает смерти, чтоб сжечь его позор. И поэтому генерал Антиллес просит помощи у вас.

- Говорите.

- Он просит вас сосредоточить на нем силы, организовать нападение, чтоб он не смог победить и выжить. Так, чтоб он мог честно умереть, чтоб его никогда больше не использовали как инструмент в дипломатических играх. Сделайте это, и вы не только поможете ему, но и убедитесь, что следующие пилоты, которые прибудут сюда, не будут иметь столь нелепых приказов, не дающих пилотам поступать, как подобает пилотам.

Ператор кивнул, на лице было написано глубокое сочувствие.

- Теперь я понимаю. Несчастный человек.

- Это должно выглядеть, как акт правосудия с вашей стороны. Но, умирая, он будет благодарить вас.

- Я понимаю.

- Спасибо, ператор.

Судя по изображению, Халлис последовала за Томером, когда он оставил ператора и направился к Веджу и пилотам. Ее звуковой прицел оставался с ним, и слова были слышны, хотя и немного приглушены, когда он поднял комлинк к лицу и спокойно проговорил: - Эн-Эр-глаз-один вызывает "Преданность". "Преданность", новые приказы. Запрещается принимать, записывать
Следующая 






Supported By US NAVY