Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


он ей расскажет.

Морден поднял с пола стоявший рядом с ним кейс, взглянул на освободителей. Анна последовала его примеру. К ее удивлению, освободитель, до этого момента наблюдавший за ними, опустил голову, присоединился к быстрому разговору, который вели между собой остальные. До Анны и Мордена никому из них не было дела. Освободители до сих пор не пришли в себя после проигранной битвы, и беспокойно продолжали обсуждать ее.

Анна направилась в свою комнату, Морден последовал за ней. По дороге Анна завязала с ним разговор:

- Почему ты назвал меня "Шеридан", а не "Анна"?

- Я привык называть тебя так. У вас, археологов, было принято звать друг друга по фамилиям. Вы считали, что, обращаясь друг к другу таким образом, будете отличаться от чиновников IPX, которые обычно звали друг друга по именам, будто лучшие друзья, когда на самом деле таковыми не являлись.

- А ты на самом деле был ее другом?

- Чьим другом?

- Шеридан.

Морден отвернулся от нее, и это движение напомнило Анне инструкцию Джастина. Джастин советовал ей отвернуться в то время, когда она будет описывать Джону катастрофу.

- Не очень хорошим, - ответил Морден, - но, да. Она считала меня своим другом.

- Значит, ты можешь научить меня тому, что я должна знать. Чтобы я смогла управлять Джоном Шериданом.

Морден снова повернулся к ней. Темные глаза пристально осмотрели ее, потом он кивнул.

Когда они зашли в ее комнату, Морден выгнал ожидавших там техников, заявив, что они с Анной должны остаться наедине.

Сначала он подробно расспросил ее, дабы выяснить, что же ей известно. Потом рассказал Анне о ней самой: кем она была, во что верила, как себя вела. Рассказывая об этом, Морден периодически потирал лоб. Если Анна чего-то не понимала, она задавала ему вопросы. Вопросы злили Мордена: чем
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY