Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


маяками. Джон Шеридан улыбнулся ей, ветер трепал его короткие, песочного цвета волосы.

Она была в темной комнате, заполненной книгами, бумагами, примитивными устройствами, странными предметами. Занималась изучением маленького объекта эллиптической формы, который лежал на ее столе под лампой. Анна узнала объект - одно из устройств освободителей. Но кожа его была тусклой, неживой.

Она лежала в кровати рядом с Джоном Шериданом. Он разговаривал с ней, а она положила голову ему на грудь.

Человек сидел, опираясь спиной о стену пещеры. Единственным источником света в темноте был фонарь, укрепленный на кислородной маске, которая скрывала лицо сидящего. На нем был оранжевый комбинезон. На одной руке - черное пятно ожога.

Анна просматривала кусочек за кусочком, но они не были ее воспоминаниями в полном смысле этого слова. Они не вызывали у нее никаких эмоций, вовсе не казались чем-то важным. Просто обрывки, вытащенные из общей кучи. К тому же они были неполными, фрагментарными, оторванными от контекста. Анна не понимала их.

Когда лечение закончилось, Джастин помог ей сесть на кушетке и стал расспрашивать о том, что она вспомнила. Выслушав ее ответы, он снова нахмурился.

- Где ты родилась? - спрашивал Джастин.

Она не знала.

- Кто ты по профессии?

И этого она не знала.

- Почему ты вышла замуж за Джона?

- Где вы с Джоном провели медовый месяц?

Джастин тяжело вздохнул, и Анна забеспокоилась. Освободители могут решить, что она не заслуживает той огромной чести, которой они собирались ее удостоить.

- Анна, у нас мало времени, - сказал он. - Я просто расскажу тебе все, что нам известно, а ты это запомнишь. Быть может, тебе удастся связать эти факты с образами, имеющимися в твоем сознании.

- Я все сделаю, - ответила Анна, и он слегка улыбнулся ей.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY