Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Тилар.

Джастин снова занялся примитивной машиной, а техник склонился над Анной, начал толстым пальцем надавливать на ее кожу. Поднял один из ее отростков, изогнул его. Под ее тонкой, бледной кожей странно дернулись мускулы. Джастин объяснил, что они, применяя разнообразные методы лечения, помогали этому ограниченному телу работать самостоятельно. Первым делом они сняли с ее головы металлическое устройство. Ее чувства стали от этого еще более ограниченными. Она больше не могла чувствовать мощь Ока, пронизывающую стены. А теперь еще это.

Джастин повернул к ней экран:

- Ты его узнаешь?

Анна никогда не видела этого человека.

- Нет.

Джастин нахмурился.

- Анна, взгляни еще раз.

На экране был изображен мужчина средних лет, с русыми волосами, ничем не примечательный.

- Нет.

Он показал ей еще несколько картинок, но она никого не узнала. После каждой неудачи морщины на его лице все углублялись.

Беспокойство Анны возрастало. Она во всем им подчинялась: отвечала на вопросы, терпела все, что они проделывали с ее телом. Она должна снова соединиться с машиной.

Джастин начал размахивать экраном перед ее носом, повысил голос:

- Это - твоя мать, Анна. А это, - он изменил изображение, - твой отец.

Затем на экране снова появилось изображение русоволосого мужчины.

- А это - твой муж, Джон Шеридан. Его фамилию носишь и ты.

Анна ничего не понимала. Ей было знакомо понятие - муж: так по человеческим обычаям назывался мужчина, выбираемый женщиной в спутники жизни. Но с чего они взяли, что у нее должен быть муж?

Джастин с размаху хлопнул электронным блокнотом о стол рядом с ее головой.

- Где Банни?! Приведите ее сюда!

Техник быстро вышел, но не прошло и пары секунд, как он вернулся. Позади него шла ненавистная Банни: женщина с длинными светлыми
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY