Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


сказать террористам?". Морден в ответ набросился на них, растолкал, заставил их отдвинуться от него хотя бы на шаг. Нервные репортеры спотыкались, задевая друг друга, но продолжали сыпать вопросами. Морден, стоя в центре небольшого, очищенного им от репортеров, пространства, медленно повернулся, заткнул уши руками и закричал.

Гален отвел взгляд, не в силах смотреть на это. Когда он в первый раз просматривал эту запись, то был слишком разъярен лживостью и лицемерием Мордена. Как мог Морден, сам переживший подобное, искушать Галена так, как он сделал это на Бренсиле 4?

Он вздрогнул, услышав голос Г'Лил.

- Как мог Морден после того, как прошел через такое, опуститься так низко, превратиться в чудовище, которое помогло уничтожить мою планету?

Это было не слишком трудно.

Гален ликвидировал изображение. Он не хотел видеть больше никаких записей, связанных с этим терактом. Но он должен. Он должен понять. Гален еще глубже отступил в свой рукотворный тоннель.

- Июнь 2256-го.

Морден сидел в обществе известного журналиста, давал интервью.

- Что вы думаете о неудаче, которой окончились розыски виновных в этом преступлении? - задал ему вопрос выхоленный журналист.

- Я уверен, следователи сделали все возможное, - в голосе Мордена не было заметно никаких эмоций, лицо ничего не выражало, руки сложены на коленях.

- Так вы не согласны с выдвинутыми вице-президентом Кларком обвинениями в некомпетентности?

- Не согласен.

На губах журналиста возникло подобие улыбки, что должно было означить легкую симпатию.

- Вы, конечно, очень скучаете по жене и ребенку, мистер Морден, но чего вам особенно не хватает сейчас?

Морден прищурился.

- Очевидно того, что их нет в живых.

Журналист, почуяв удачную возможность, наклонился вперед:

- Их смерть потрясла
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY