Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


приборами. Один техник повернулся спиной, подправил что-то на приборной панели. Второй придвинул к боку Анны поднос, заполненный сверкающими, примитивными инструментами.

Потом она почувствовала нечто: оно находилось за стеной и пульсировало, подобно току крови. Мощность этого нечто была настолько велика, что Анна чувствовала негромкий отголосок этой пульсации внутри себя - слабое, но самое желанное прикосновение. Машина. Самое могучая из всех, что она когда-либо ощущала. Она должна соединиться с ней.

Ей нужно координировать, синхронизировать, атаковать, служить нуждам машины, исполнять приказы Ока. Ей нужно снова стать частью этого совершенного устройства, петь вместе с машиной марш, в котором никогда не изменится ни одна нота, обрушиваться с боевым кличем на врагов, в восторге выплескивая из себя огонь.

Она снова вспомнила. Когда она была отделена от машины, она почувствовала другую машину, где-то внутри стены, вроде этой, только мощность той машины была во много раз меньше. Ей удалось на короткое время соединиться с той машиной.

Входило ли в намерения техников присоединить ее к машине, Анна не знала. Но их назойливое вмешательство ей уже осточертело. Машина была ее целью. Она должна соединиться с ней.

Ближайшая к ней стена находилась прямо позади подноса, заполненного инструментами, и, кажется, ее покрывали съемные панели. Анна напрягла органы чувств, пытаясь выяснить, как выглядит ее нынешнее, сильно ослабленное тело. Оказалось, что у нее было четыре конечности, две из которых имели на концах суставчатые хватательные приспособления. Они не могли течь, на что была способна кожа машины, но она сможет шевелить ими. Убедившись, что техники не смотрят на нее, Анна попробовала слегка подвигать одной конечностью. Движение потребовало грубого механического усилия,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY