Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


как своих ушей! Я говорил магам, что через три года они все узнают правду.

Голос Цирцеи, ее режущий ухо хриплый шепот:

- Олвин сказал, что пройдет три года, и мы все узнаем.

Почерневшее лицо Элрика, скрещенные на груди обожженные руки.

Олвин говорил то, что думал, а другие страдали от последствий этого.

Гален встал.

- Еще год - и Элрик с остальными окажутся лицом к лицу с разгневанной толпой.

Энергия раскаленной волной прокатилась по его телу. Огонь мчался вдоль меридианов биотека, обжигая изнутри кожу, рвался наружу. Ему хотелось сжечь лицо Олвина, превратить его в ничто.

Гален не рискнул задерживаться здесь ни на секунду. Он повернулся и вышел из номера.

- Гален! - окликнул его Олвин.

Он сообщил Олвину новости. Больше нет необходимости с ним разговаривать. Он должен выполнить задание, а потом улететь. Все остальное не имеет значения.

"4,69042".

Пока Гален шел, ритмично печатая шаг, по коридорам станции, он возводил вокруг себя стены из упражнений, отступал в образовывавшийся тоннель. Он усилием воли заставлял себя не думать ни о чем до тех пор, пока весь мир не перестал существовать, а в его Вселенной не осталось ничего, кроме ритма шагов и вычислений, и где-то далеко-далеко, в конце тесного, удушающего тоннеля, виднелся пол коридора под его ногами. Не было ни прошлого, ни будущего, лишь секунды, проходившие одна за другой, двигающиеся к своему неизбежному концу. Энергия кипела в нем, нетерпеливо ожидая его команды.

Спустя некоторое время он стал замечать происходящее на станции. Гален слегка расслабился, тоннель стал чуть шире. Энергия, по-прежнему бурлила в нем, но сейчас он надежно контролировал ее, уверенно сдерживал все ее попытки вырваться наружу. Галена бил озноб.

Этого не должно повториться. Стоило ему слегка ослабить
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY