Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


тише и незаметней. Улкеш не должен был узнать о его присутствии. Когда новый посол Ворлона только что прибыл на станцию, он встретился Шериданом. Кош знал о планирующейся встрече и заранее приготовился к ней, как можно глубже зарывшись в нынешнего носителя своего последнего сохранившегося фрагмента. Тогда он чуть не потерял себя.

Но, в конце концов, он снова всплыл, смог отделить себя от Шеридана до такой степени, что к нему вернулась способность думать самостоятельно и немного ощущать окружающий мир.

Поэтому он почувствовал нечто. Нечто, оказавшееся рядом с Шериданом. Не ворлонца или одного из тех, кого коснулись ворлонцы. Наоборот. Кош почувствовал, что смрад хаоса стал сильнее. Либо еще один древний враг, либо один из тех, кого они коснулись.

Им никогда не понять, как ворлонцы могут так легко засекать их. Они были настолько пропитаны хаосом, что не замечали ни своего собственного запаха, ни запаха своих слуг.

Кош продолжил анализировать свое ощущение. Излучение, исходящее от незнакомца, показалось ему знакомым. Лицедей. Но Кош был уверен в том, что все лицедеи, кроме двоих, продавшихся хаосу, покинули галактику. Энергетическое излучение оказалось сильнее обычного, и Кош узнал это особенное, лишенное гармонии, присущее лишь одному лицедею, излучение. Этого лицедея звали Гален.

Кош не рискнул высовываться дальше, проверить, нет ли рядом других лицедеев. Он не верил в то, что вся их группа вернулась. Это было бы невероятно после всех жертв, принесенных ими ради того, чтобы большая их часть смогла безопасно уйти. Пока в галактике неистовствует война, они не вернутся.

Но они послали сюда, по крайней мере, одного, самого могущественного. Гален доказал свою силу перед Кошем, сражаясь с ураганом, бушевавшем как снаружи, так и внутри него. Несомненно, лицедеи
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY