Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Элизара, несомненно, из-за того, что на самом себе проделывать подобное было несравнимо труднее. Гауэн лежал на спине, и Гален не мог видеть, сумел ли он выдрать биотек оттуда, но по большому пятну крови на простыне можно было догадаться, что он, по крайней мере, начал работу над позвоночником и черепом.

Одна золотистая прядь биотека лежала подле его изуродованных пальцев, другие, испачканные кровью, с приставшими к ним остатками тканей, бесформенной кучкой валялись около комода, будто Гауэн отшвыривал их подальше от себя.

Если бы Гален не допросил Цирцею в его присутствии, Гауэн до сих пор ходил бы в розовых очках, верил бы во все, что ему говорили относительно происхождения и сущности биотека. Надеялся бы на то, что однажды на него снизойдет великое озарение, и он сможет соединиться с биотеком и с самой Вселенной.

Гален позволил себе выплеснуть гнев, пытал Цирцею до тех пор, пока она не заговорила. В результате Гауэн узнал правду: биотек не являлся неким великим благословением, полученным ими от некоего Бога, не вел их ни к какому озарению. Биотек, напротив, был чумой, которой Тени заразили их, и тянул магов во тьму.

Куда бы ни направился Гален, он нес с собой смерть.

Голова Гауэна была слегка повернута набок, глаза закрыты, на круглых щеках - влажные следы слез. Гален надеялся, что его глаза не ошиблись, что лицо Гауэна действительно выглядело умиротворенным.

Гауэн нашел в себе мужество, которого недоставало ему самому. Гален не посмел удалить даже крошечный кусочек биотека из своего тела, чтобы лишить Теней возможности контролировать его. Но программа, зовущая к уничтожению, была заложена в каждую клеточку биотека.

Узнав правду, Гауэн решил полностью удалить заразу из своего тела, избавить себя от влияния Теней. Он выбрал мучительный, но единственно
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY