Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


откуда он мог видеть, но не действовать. Но больше всего он был зол на самого себя. Он хотел показать Фа величие техномагов и показал свои заклинания. Обещал прийти к ней, если она позовет. И подвел ее.

Он не смог никого спасти. Он мог только убивать.

Яростная, жгущая энергия сияющим потоком неслась по его телу. Галену хотелось вытянуться, попасть в кольцо, вылезти оттуда и, схватив Элизара и Разил, превратить их в ничто. Конечно, до них он дотянуться не мог, но он мог уничтожить то, что было в пределах его досягаемости.

Он заставил себя отвлечься от этих мыслей, мысленно написав новое уравнение. Биотек пылко отреагировал на команду. Над его головой образовалась пылающая синим огнем сфера. Огонь обрушился на него. Охватил шею и побежал вниз по груди, ногам, подобно лаве, обжигая его, уничтожая волосы по всему его телу.

Еще раз. Синее пламя обрушилось на него, подобно когтям хищника. Сожгло кожу, содрав, как наждаком, ее внешние слои.

Еще раз.

Еще.

Еще.

Он упал со стула, судорожно дыша, в голове прояснилось. Обожженная кожа была перегружена ощущениями, болью. Он был сам себе противен, как всегда бывало, когда рядом с ним кто-то умирал. Зачем он остановился? Зачем нужно это слабое наказание? Почему бы просто не убить себя? Почему бы не обрушивать на себя огонь до тех пор, пока он не пожрет его тело, пока он не испытает все то, что пришлось испытать Фа?

Он снова и снова обрушивал на себя магический огонь. Что-то теплое потекло по его лбу, влага кусала оголенные нервные окончания. Из рукава на кисть потекла струйка крови. На спине сейчас тоже чувствовалось тепло, и на боку. Он больше не потеряет контроль. Не причинит вреда никому.

Снова вызвал огонь. Влаги становилось все больше, тепло обволакивало его. Он понял, что погружается в теплую тьму.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY