Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


положении, сейчас напоминавшем гримасу. Три морщины между его бровями исчезли, теперь на его лице было выражение ужасающей уязвимости. Он довольно долго молча внимательно смотрел на Галена, до тех пор, пока Галену не захотелось отвести взгляд. Но он сдержался. Он сказал правду, пусть Элрик переваривает ее.

Наконец, Элрик просто кивнул. Потом он деревянной походкой пошел прочь.

Гален заставил себя разжать кулаки, успокоить дыхание. Он сказал то, что должен был сказать. Теперь с этим покончено. Элрик больше ему не учитель. Элрик ему не отец. Элрик ему - никто. Круг для него - ничто. Маги для него - пустое место. Он может вернуться в то место, лежащее где-то глубоко внутри, и никто больше не вытащит его оттуда.

Гален понял, что Олвин уже какое-то время кричит. Ветер донес его слова.

- Вы все - трусы! Лицемеры! Ее смерть была напрасной!

Блейлок попятился от него, подняв руки в знак согласия. Г'Лил встала между ними. Некоторые маги оторвались от своих занятий и смотрели на них.

- Мы можем сражаться с ними! - орал Олвин. - Гален доказал это!

Блейлок повернулся и пошел к бункеру. Яростным взглядом заставил нескольких слоняющихся поблизости магов вернуться к своим делам.

Олвин было поспешил за Блейлоком, но Г'Лил удержала его.

Голова Олвина превратилась в голову золотого дракона, с яростными красными глазами и длинной, усыпанной острыми зубами, челюстью. Дракон испустил яростный крик. Г'Лил отпрыгнула назад.

Иллюзия исчезла, и Олвин заорал на магов:

- Вы все равно умрете! Наше время закончилось! Через три года вы все узнаете правду!

Блейлок остановился, повернулся лицом к Олвину. Хотя его руки продолжали висеть вдоль туловища, угроза была очевидной. Олвин должен замолчать, немедленно. Воздух вокруг Блейлока, казалось, кипел.

Олвин в ответ не
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY