Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Личность, уважаемая Шериданом, но так же способная убедить и успокоить его. Его устами Кош сможет сказать то, что необходимо. Он сделал сон более реальным, создал иллюзию того, что они находятся в доме Шериданов, в привычной, успокаивающей обстановке. Яркий свет лился из высоких окон, окружавших камин.

Шеридан стоял спиной к Кошу, еще окончательно не придя в себя.

Петли из света вонзились в его скафандр, начали плавить его, вгрызались в него, подобно сверлам. Кош позвал голосом Дэвида:

- Джон. Джонни.

Шеридан повернулся к нему:

- Отец?

Кош облек свои мысли в слова Дэвида, копируя манеру речи Шеридана-старшего: неторопливую, но прямую.

- У меня мало времени, сынок. Я хочу, чтобы ты знал. Ты был прав. Я не хотел признавать этого, - он покачал головой, - должно быть, из-за гордости. В моем возрасте трудно меняться,... а меняться надо. Не вини себя за то, что случится...

Петли отравленного света пронзили скафандр, вонзились во внешние слои его существа. Прикосновение к нему врага вызвало мучительное ощущение. Из точек, где лучи коснулись его, исходил хаос. Его собственное сияние начало терять свою согласованность, стало слабеть.

Во сне он споткнулся, начал заваливаться назад, прижав руку к животу.

Шеридан подхватил его.

- Папа... Ты не болен?

Омерзительные петли проникали все глубже, разрезая его. Оттуда во все стороны расходились волны разложения. Кош заметил, что ухватился за Шеридана для того, чтобы устоять, он изо всех сил боролся, поддерживая сон. Он пока не хотел разрывать связь.

- Для меня уже слишком поздно. Извини за то, что я сделал. Я знал, что меня ждет. И, наверное,... я испугался. Поживешь с мое - привыкнешь бояться смерти.

Пробившиеся внутрь него вражеские петли достигли границ его внутренней сущности. Столкнувшись с
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY