Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


кто знает, какому уничтожению они могут дать выход в пылу сражений, какую сторону они могут принять, какой хаос породить. Даже сражаясь против Теней, они будут способствовать исполнению замыслов Теней.

Гален с тоской подумал о Сууме, ставшем ему домом. Ему захотелось вернуться туда. Ему захотелось снова увидеть Фа. Он подумал, что если бы существовало такое место, где он мог бы обрести покой, то это была бы каменистая равнина, заканчивающаяся обрывом над погруженным в туман морем. Но он никогда не вернется туда. Не сможет.

Больше всего на свете он хотел быть магом. Он хотел вызывать благоговение и изумление, творить благо, лечить, познать все, что возможно. Он хотел установить относительный контроль над беззаботной, неразумной Вселенной, убившей безо всякой на то причины его родителей. Он стремился к достоверности и порядку. Но вместо этого получил ложь и хаос.

Он полетел к Пределу, надеясь найти там конец. Но он был до сих пор жив. Тогда он уйдет, исчезнет. И если в его жизни еще оставалась какая-то цель, то это - выстроить все остальные заклинания магов аккуратными колоннами и посмотреть, что еще лежит в основании этих колонн. Элрик учил, что он должен найти себе занятие, и теперь он его нашел. Это было его работой. Это было тем, кем он был. Келл говорил ему: "Ты так хорошо прячешься, что еще немного, и ты можешь совсем потеряться. Ты станешь этими ровными тропинками, и местами, куда они ведут".

Только когда он найдет все, что Тени вложили в него, он действительно поймет, кто он. Он уже открыл три базовых постулата, их должно быть больше. И он найдет их, потому что разве не его задачей было познавать все, что не должно быть узнано, и нести это бремя?

Хотя предполагалось, что во время перелета они должны будут сохранять молчание, Гален заметил, что получил
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY