Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


что будет дальше, он старался не думать.

Слова Олвина продолжали преследовать его. "Я-то думал, тебе нравилась Изабель. И Карвин, и все остальные. Как ты можешь позволить им умереть неотмщенными?"

Воспоминания вернулись к нему. Она лежала, умирающая. Ее шея напряглась, удерживая голову в слегка приподнятом положении, брови подняты. Ее холодная рука безвольно давила на его руку. И он снова услышал ее голос, слабый, затихающий. "Я пожалею лишь об одном... если огонь, который я вижу в твоих глазах сейчас, превратит твою душу в пепел в будущем".

Но огонь никогда не сможет сжечь самого себя. Безжалостный, вечный.

Он так легко мог спасти ее. Он одной мыслью мог убить Элизара и Тилара, и она была бы сейчас жива, была бы сейчас с ним. Но он сохранил верность Кодексу тогда, когда, нарушив его, смог бы спасти ее, и он нарушил Кодекс тогда, когда, сохранив верность ему, мог бы спасти себя. Лучше умереть, чем стать причиной массового побоища.

Херазад, летевшая в самом начале строя, открыла точку перехода в гиперпространство. Гален направил корабль прямо в оранжевый водоворот, частица кризалиса пылко отреагировала эхом на его команду, изменяя курс.

Он вдруг с раздражением подумал об Анне. Анна управляла кораблем Теней, координировала работу его систем точно так же, как частица кризалиса управляла его кораблем. Когда между ним и Анной возникла связь, он услышал ее мысли о машине, и о том, как она служила ей. Она думала о чем-то, называемом Оком, чьи приказания она выполняла. Для его корабля он был Оком. Он был господином, а она - рабом. Но она не была каким-то искусственно созданным устройством, вроде кризалиса. Она была живым существом.

Если бы он мог забрать ее с Тенотка. Но он слишком спешил найти и убить Элизара, у него не нашлось времени на то, чтобы освободить
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY