Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


за все, что он натворил. Он осудил Элизара за то, что тот убил лишь одного человека. Но он сам, разрушив город, убил тысячи людей. Многие из них могли оказаться там просто в поисках работы, как Г'Лил и ее команда. Быть может, он убил капитана Ко'Вина и всю команду нарнов.

Во всех тысячах убитых им Изабель, быть может, разглядела бы доброе начало. А Гален видел во всех цели, на которых можно было выместить свой гнев. Даже сейчас он сожалел о том, что не уничтожил весь город. И Элизара. Он не успокоится, пока не убьет его.

К ним подбежал запыхавшийся Гауэн.

- Блейлок, - выговорил он. Гален увидел по его расширенным глазам и судорожно стиснутым рукам, что он чувствует: беспокойство и облегчение. Гауэн поклонился. - Да пребудет с тобой благословение Вирден.

- И с тобой, - ответил Блейлок.

Гауэн повернулся к Галену, признательно улыбнулся, коротко кивнул.

- Я должен поговорить с Элриком, - заявил Блейлок. Посмотрел на Галена таким взглядом, будто хотел еще что-то сказать, но вместо этого двинулся на другую сторону плато. Ветер дул ему в спину, обрисовывая очертания худой фигуры, скрываемой балахоном.

- Ты идешь? - спросил Гауэн.

Как Гауэн бросился к Блейлоку, так и Гален должен был броситься к Элрику, должен был встретить его с облегчением и беспокойством. Но он не может.

- Иди вперед, - сказал он, и Гауэн, секунду поколебавшись, поспешил вслед за Блейлоком.

Гален взглянул на толпу, скрывавшую Элрика. Фед стоял с краю, вытянув руки вдоль туловища, он выглядел странно притихшим. Олвин пробирался сквозь толпу, по дороге обменявшись тычками с Цакицаком. Гален задействовал сенсоры, перед его мысленным взором возникло увеличенное изображение происходящего. Челюсть Олвина напряглась от гнева, он пихался все сильнее. На его ладони появился огненный шар.
Следующая 






Supported By US NAVY