Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


борт, понимали, что им суждено умереть.

Час назад они собрались вместе и принялись вслух повторять заповеди Кодекса. Ни один из них не попросил освободить его от этого задания. Все они были готовы пожертвовать своими жизнями ради того, чтобы остальные члены их ордена могли безопасно скрыться. По крайней мере, это так выглядело. Гауэн наблюдал за ними и не обнаружил ни единого свидетельства нелояльности. Конечно, Элрик не мог быть до конца уверенным до тех пор, пока они все не окажутся на своих кораблях, и отвлекающий маневр не будет завершен. Он злился на самого себя за то, что позволил себе усомниться в них, но он должен сомневаться, ведь он обязан предвидеть все варианты. Но сейчас ему казалось, что для сомнений не было никаких оснований.

Конечно, никто, кроме него и Инг-Ради, не знал правды. Никто, кроме него и Инг-Ради не знал, что отступление в тайное убежище не спасет их орден, а лишь отсрочит его конец. Никто, кроме него и Инг-Ради не знал, что Тени были их создателями, а не противниками. Элрик задумался о том, что было бы, если бы об этом знали другие маги, сколько их тогда согласилось бы пожертвовать собой, чтобы дать возможность остальным безопасно отступить в тайное убежище. Возможно, все, а, возможно, никто.

Но они не знали. Он будет продолжать лгать, а они отправятся на смерть. Каждому придется нести свое гнетущее бремя.

Смерть этих двадцати пяти магов позволит остальным безопасно улететь, покинуть Галактику в то время, когда они были ей больше всего нужны.

Инг-Ради думала об этом иначе, чем Элрик. Она была уверена в том, что успех их отвлекающего маневра станет утверждением их ценностей, символом их солидарности. Перед тем, как маги начали медитировать, повторяя заповеди Кодекса, он поговорил с ней один на один. Впервые с тех пор, как заболела,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY