Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


прокатилось звучное эхо.

Так странно было слышать этот звук в этом месте. Искажение, порожденное заклинанием уничтожения, заставило визг звучать чуть глуше, чем обычно, но Гален тем не менее узнал его. Крик золотого дракона, излюбленной иллюзии Олвина.

Олвин здесь. Должно быть, его послал Элрик.

Изрыгая огненные шары, колышущееся золотое чудовище вплыло в дверь, подобно странной галлюцинации. Крылья дракона были сложены на спине, чтобы дракон мог двигаться в узких тоннелях.

Оказавшись между двух огней, дракхи врассыпную отступили в тоннель.

Гален неохотно прекратил выплескивать из себя уничтожение. Энергия бурлила внутри него, он весь пылал. Он должен сдерживаться. После всего произошедшего здесь, сейчас тишину нарушало лишь приглушенное шипение дракона. Время и пространство вернулись в нормальное состояние.

Он вышел за дверь. Хотя онемение ноги не проходило, боль снова исчезла. Гален создал под Г'Лил платформу. Олвин сможет забрать ее и Блейлока, если тот захочет. Затем Гален найдет Элизара. Тогда все закончится.

Дракон пролетел сквозь дверной проем, возвращаясь туда, откуда взялся.

Дракхов в тоннеле не было. Гален поискал окруженные статическими помехами силуэты Теней, но ни одного не заметил. Оглянулся на Анну. Черная желеобразная субстанция вылезла из стены, окутала ее, превратив Анну в тень внутри себя. Ему бы хотелось освободить ее, попросить Олвина забрать и Анну с собой, но он не знал, как вытащить ее. К тому же, если он отделит ее от машины, сигнал, нейтрализующий его биотек, может возобновиться.

Времени не было. Элизар мог сбежать. Она, в любом случае, была счастлива. Точно так же, как он был счастлив тогда, когда нес разрушение.

Блейлок скользил вдоль стены к ней. Гален не знал, почему вдруг решил заговорить с этим лжецом: что-то
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY