Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


с отцом Галена, которой Элрик никогда не понимал, и об ответственности за Галена, которую он чувствовал.

- Не знаю, как ты справишься здесь без меня, - проговорил, наконец, Олвин.

Услышав эти слова, Элрик почувствовал необыкновенное облегчение и благодарность Олвину. Если Галена можно спасти, то Олвин спасет его.

- Будет трудно.

- Не сомневаюсь. Мне придется сказать Карвин, куда я отправляюсь. Она сохранит тайну.

- В ней я уверен.

Олвин хлопнул его по плечу:

- Не беспокойся. Я привезу Галена назад живым и здоровым.

- Благодарю тебя, - ответил Элрик. - Я сделаю то же для Карвин.

Рука Олвина сжала его плечо:

- И для себя самого. Ты упрямый старый дурак вроде меня, и одному Богу известно, не устала ли Вселенная нас терпеть.

Элрик обнял Олвина, чувствуя, что его одолевают необычайно сильные эмоции.

- Отправляйся немедленно и лети как можно быстрее.

- Так и сделаю.

Элрик открыл дверь, и они разошлись в разные стороны. Олвин был хорошим другом, сейчас Элрик понял, что он был лучшим его другом. Жаль, что он больше никогда его не увидит.

Пульсирующая боль в голове усилилась, но Элрик заставил себя двинуться дальше. Он должен убедиться, что следующий этап его плана выполняется. Он мог наблюдать из своей комнаты, но он и так слишком часто прибегал к этому. Он должен находиться вместе с остальными, убеждать их в том, что все в порядке. Поэтому Элрик вернулся на наблюдательный пост.

К нему подошел Фед. В его нестриженой бороде можно было каким-то образом разглядеть прячущуюся улыбку:

- Они до сих пор поглощены происходящим в каюте Лондо.

Фед воспроизвел в воздухе перед Элриком картинку, передаваемую зондом, посаженным Виру на щеку. Тьму прорезал лишь тонкий луч фонарика. Пухлая рука Вира навела фонарь на углубление в стене.

-
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY