Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


но связь между ними сохранялась еще долгую секунду. За эту секунду Гален попытался поискать сохранившиеся следы личности, которой когда-то была та женщина: кем она была до того, как ее сделали частью машины, до того, как ее жестко зациклили на подчинении, до того, как ее жизнью стали управлять микросхемы и программы. В последний миг перед тем, как они потеряли сознание, и связь между ними прервалась, Гален смог обнаружить только одно, оставшееся от той, кем она была раньше: имя. Анна Шеридан.



* * *



Проверив, как чувствует себя Инг-Ради, Элрик оставил Гауэна заботиться о ней. Лечение Гауэна помогло: она нашла в себе силы, чтобы продержаться хотя бы еще немного. Она выглядела сейчас лучше, чем в последнее время, с того дня, как прибыла на станцию. Элрик попросил, чтобы она отдыхала до тех пор, пока не придет время выполнить финальную часть их плана.

Теперь ему надо было поговорить с Олвином. Он как можно быстрее двинулся к наблюдательному посту магов: комнате, откуда они вели наблюдение и управляли слежением за различными частями станции. Обычно в комнате с плоскими серыми стенами было тихо, каждый маг занимался своим делом. Но сейчас, пролезая сквозь круглый, металлический люк, Элрик услышал высокие, пронзительные звуки голоса и визгливую мелодию.

Нарнская опера. Дело рук Олвина.

Действительно, находившиеся в комнате Карвин, Фед, Ак-Шана и еще несколько молодых магов окружили Олвина, который демонстрировал в воздухе изображение, передаваемое зондом, укрепленном на Вире.

Лондо сидел перед компьютером, с ужасом наблюдая, как компьютерный демон Олвина пожирает его файлы и тратит попусту деньги. В помпезно обставленной каюте то вспыхивал, то гас свет, а завывания нарнской оперы были дополнительным источником раздражения и мучений. Лондо жаловался Виру
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY