Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Она камнем неслась к планете. Ноги Галена подогнулись, и он рухнул в изнеможении. Ударился о платформу, мельком успел увидеть тянущиеся к нему пальцы Блейлока, и провалился во тьму.

Одна за другой, системы машины выходили из строя, ее визг стихал, но все яснее слышались чьи-то рыдания. Крик живого существа - женщины. Они чувствовали одну и ту же боль, они умирали одной смертью. Последняя дышащая на ладан система машины отключилась, и Гален почувствовал себя потерявшимся - ослепшим и оглохшим.

Она искала способ связаться с машиной. Она и машина были единым целым. Она не могла жить без машины, это было невозможно. Все системы машины проходили сквозь нее, она была сердцем машины, она была мозгом машины. Кожа машины была ее кожей, плоть и кровь машины - ее плотью и кровью. Она была машиной. Каким-то образом они оказались отделенными друг от друга. Она должна найти способ соединиться с машиной.

Машина была такой прекрасной, такой элегантной. У машины были потребности, и она исполняла их. Что ей делать, если у машины больше не было потребностей? Кем она будет без машины?

В удушающей черноте она ощутила внутри своего тела еще одно, тело внутри машины. Только это тело еще жило. Но оно задыхалось, умирало. Оно было ее сердцем, центральным процессором машины.

Человек, встроенный в сердце машины.

Корабль рухнул на землю, и они закричали, будто их тела распадались на части, переворачивались, разрушались, разъединялись. Будто издалека Гален ощутил, как внезапно потяжелело его тело, ощущение, похожее на то, которое бывает в лифте, когда лифт тормозит перед тем, как остановиться. В следующую секунду расстояние между ним и его телом исчезло. Он тяжело рухнул на твердую поверхность, его обожгла боль.

На мгновение Гален подумал, что потерял ее. Они оба теряли сознание,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY