Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


своей марионетке, что следует сказать. Странно, подумал Элрик, что они настолько не уверены в своем контроле над Морденом.

- Твои угрозы - пустой звук, - заявил Морден. - Твои люди слабы. Вы искалечили себя. Это действительно трагедия. Причем бессмысленная, - Морден опустил руки, на его лице появилось выражение притворного сочувствия. - Ты плохо выглядишь, Элрик. Когда мы виделись? Всего пару месяцев назад. А ты постарел на двадцать лет.

Морден приблизился, пятна статики двинулись вслед за ним. Их перемещение было перемещением твердых тел - иногда можно было разглядеть движущуюся конечность, иногда голову. Он не мог их видеть - они не давали ему такой возможности, однако полностью заблокировать его они не могли.

- Разве ты не хочешь вернуть себе здоровье? Вернуть могущество?

Элрик ответил твердо:

- Я сделал свой выбор. Я живу в соответствии с ним. И умру так же.

Морден подошел совсем близко, Тени почти упирались ему в спину.

- Возможно, тебя не беспокоит твоя собственная участь. Но так ли это в отношении тех, о ком ты заботишься? Ты - член великого Круга, возглавляющего магов. Неужели ты желаешь им смерти?

- Мы делаем то, что должны.

- И ты один принимаешь решения за всех? Не делай ошибки, Элрик, это наше последнее предложение. Взаимовыгодный союз. Прими его, и они будут жить. Отвергнешь его, и они умрут.

- Значит, они умрут.

В тусклом свете блеснули белые зубы Мордена:

- Ты так легко произнес эти слова. А твой ученик, Гален? Ты исключительно хорошо обучил его. Мы наблюдали за ним, он - многообещающий маг. Ты хочешь, чтобы он умер?

Страх сковал Элрика, он был не в силах говорить. Он не знал, известно ли Мордену, где сейчас Гален, известно ли ему, что Галена нет на станции.

- Знает ли он вашу тайну, Элрик? Что, по-твоему, он будет
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY