Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


друга. Гален принял решение, и это решение многого ему стоило. Его нельзя вынуждать пересматривать свое решение.

- Я уже приводил им эти доводы, но проиграл, - сказал Элрик.

- Но теперь, когда Теням известно, где мы...

- Мы можем изменить отдельные детали нашего плана. Но мы уже приступили к его выполнению, и сейчас не можем изменить курс.

- Но...

- У меня нет времени на то, чтобы обсуждать с тобой эти проблемы, - Элрик начал горячиться.

- Но что плохого, если некоторые из нас останутся, и будут сражаться?

- Если мы не сможем оставаться едиными, - ответил Элрик, - то мы падем.

- Если мы отказываемся сражаться, тогда что же мы будем отстаивать?

- Ты согласился отправиться с нами. Ты поклялся подчиняться Кругу. Разве твои слова ничего не значат?

Элрика бросило в пот. Он не должен показывать Галену, как ему плохо.

Гален пристально смотрел на него ярко-голубыми глазами:

- Вы по-прежнему что-то от нас скрываете. У Круга еще остались секреты.

Элрик понял, что Гален умудрился подслушать их с Олвином разговор. Гален нарушил принцип взаимного доверия, принятый среди магов. Это было не в его духе. Он был гораздо ближе к тому, чтобы потерять контроль над собой, чем предполагал Элрик.

Элрик быстро попытался вспомнить, о чем именно они с Олвином говорили.

- Одной из обязанностей, возложенных на Круг, является защита знаний. Некоторые мы открываем, некоторые считаем нужным держать в тайне.

- Как случилось, что Олвин знает?

- Ты шпионил за нами, а теперь еще требуешь объяснений?!

- Олвин верит в то, что если маги узнают правду, то могут принять решение остаться и сражаться.

- Олвин верит в то, во что верит Олвин. Круг избрал путь, который счел наилучшим для магов.

- Даже притом, что ты голосовал за то, чтобы остаться и сражаться.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY