Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


мельком заметить ровный помост в дальнем конце просторной, пустой комнаты. Элрика в комнате не было.

- Здесь они проводили свои религиозные церемонии, - сказал Гауэн.

Гален оглянулся, ища Элрика. Коридор заполнялся магами.

- У нас не было возможности поговорить с тех пор, как ты вернулся на ассамблею, - сказал Гауэн.

Гален отчаянно высматривал Элрика, одновременно выискивая повод для того, чтобы закончить этот разговор.

- Я сожалею о твоей потере, - продолжал Гауэн.

Что Гауэн мог знать об этом? Как он узнал, что Гален страдает от потери? Гален был послан на задание с другим магом. Тот маг погиб. Откуда Гауэн знал, что чувствует Гален после ее смерти? Он никому ничего не рассказывал. Он никому не говорил, что любит ее, даже ей самой. Они все думали о нем, как Олвин? Они замечали его молчаливость? Называли его зомби? Им что, больше не о чем было беспокоиться?

- Я уверен, что ты сделал все, что смог, - говорил Гауэн.

Нет, не все. Не в этом ли было дело? Он не воспользовался заклинанием уничтожения для того, чтобы остановить Элизара. А потом, когда она лежала... умирая... он отверг предложение Мордена, когда тот предложил спасти ее.

"Хотел бы я знать", сказал тогда Морден, "сможешь ли ты жить дальше с этим решением на совести".

Гален заметил Элрика, появившегося в дальнем конце коридора.

- Прости, - сказал он Гауэну.

Гален снова с усилием скрестил на груди руки, ему было холодно, несмотря на то, что он до сих пор не снял пальто. Внутри него воспоминания, одно за другим, вырывались на поверхность из того уголка мозга, где он похоронил их. Они беззвучно бродили в его голове, по всему телу, накатывали волнами, подобно лихорадке. Он не мог позволить себе встретиться с ними снова, не мог, не потеряв окончательно при этом контроль.

Он не сможет
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY