Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


- Нет. Я его не брошу. И я надеялся на то, что маги передумают и решат остаться. Но, если придется, я могу остаться один. И ты можешь остаться со мной.

- Я уже принял решение, - голос Элрика стал сильнее, в его словах почти не чувствовались боль и уязвимость. - Я больше не тот, кем был раньше. Сейчас больше половины из нас больны, и среди них - самые старые и могущественные маги.

Если бы Элизар не предал их, то, возможно, Круг не принял бы решения об отлете. И Элрику не пришлось бы уничтожать свое место силы.

- Даже ослабленные, мы все еще способны драться. Если мы все равно умираем, то почему бы не умереть в бою?

- И я предпочел бы это, - ответил Элрик. - Но мои личные желания не имеют значения. Мой долг - сохранить единство магов, а это означает подчиниться воле Круга.

- Ты можешь возглавить тех из нас, кто решит сражаться с Тенями. А остальные пусть улетают.

- Я не стану разваливать Круг. Если Круг и Кодекс потеряют власть над магами, то они разделятся не на две фракции, а на множество. Мы очень быстро скатимся к хаосу, и Тени одержат победу. Мы должны держаться вместе.

Конечно же, Элрик был прав. Солидарность превыше всего. Точно так же Гален недавно ответил Олвину, но слова Элрика не успокоили его. Элрик заплатил за это слишком дорогую цену. Гален отчаянно боролся с желанием отомстить.

- И скольким ты готов пожертвовать ради этого?

- Я уже отдал почти все, что у меня есть.

- А как насчет Галена? - спросил Олвин. - Он изо всех сил старается быть преданным тебе и твоему любимому Кругу, и это убивает его.

Гален начал раскачиваться взад-вперед, ему было неприятно услышать свое имя.

- Он говорил с тобой? - спросил Элрик.

- Конечно же, нет. Он почти не разговаривает. Меня потрясло то, что он выглядит ничуть не лучше, чем месяц назад.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY