Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


и поцеловал ее мягкие, дорогие ему губы. Ее последний вздох проник в него, и Гален пытался убедить себя, что это ее душа вошла в него, что она всегда будет с ним. Но потом его оттолкнуло, голова Изабель упала набок, в ее глазах была пустота, лицо расслабилось. Гален понял, что она умерла. Дротик достиг ее мозга.

Несколько мгновений сердце Изабель еще билось, потом сердцебиение замедлилось, стало неровным, прекратилось. Иллюзия волос исчезла с ее головы. Все, чем она была, все, чем она могла стать, исчезло. Не будет никакой весточки.

Он зарыдал.



* * *



Гален закрыл глаза, спасаясь от света. Свечи сгорели давным-давно, и он успел привыкнуть к темноте. Он будет сидеть здесь, рядом с ней часы, дни, годы, вечность - все равно. Ему некуда идти. Нечего больше делать.

И стал свет. И бриз. Гален моргнул. Он сидел на скамье, снаружи. Его левая рука оставалась вытянутой. Но руки Изабель в ней не было.

Гален осторожно приоткрыл глаза. В воздухе пахло морем и домом. Под его ногами простиралась поросшая травой равнина, вокруг него возвышались замшелые валуны, отмечающие место силы Элрика. Элрик стоял в нескольких футах от него, наблюдая за ним.

Гален не желал, чтобы его вытаскивали. Не хотел больше смотреть, говорить, делать что-либо. Он хотел умереть. Здесь, рядом с Изабель в этом огромном каменном склепе. Гален положил руки на колени, и принялся ждать.

- Изабель мертва, - заключил Элрик.

Гален не ответил.

Губы Элрика сжались в тонкую прямую линию, он помолчал некоторое время. Наконец, он заговорил.

- Потеря ее - огромная трагедия. Наступают темные времена. Я сожалею, Гален, обо всем, что тебе пришлось вынести. Я бы поберег тебя. Если бы я мог.

Гален опустил голову. Он не хотел слушать. Ему сейчас было легче злиться на Элрика, чем узнать правду.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY