Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


здесь не может изменить того, что уже произошло. Не оставляй меня умирать в одиночестве.

Зачем он спорил с ней, когда знал, что она говорит правду?

- Я не уйду, - сказал Гален. - Не уйду.

Он опустился на колени, обнял рукой ее голову, надеясь, что Изабель успокоится и расслабится.

- Мне холодно. Возьми мою руку.

Гален коснулся ее сложенных безвольных ладоней, взял одну из них в свою, обхватил тонкие пальцы Изабель своими.

Ее шея оставалась напряженной, пытаясь удержать голову хотя бы слегка приподнятой. Брови Изабель поднялись.

- Слушай меня, Гален. Моя любовь. Ты сделал меня счастливой и гордой, и я ни о чем не жалею. Но мне будет жаль... если этот огонь, который я вижу в твоих глазах сейчас, превратит твою душу в пепел в будущем. Твоя душа слишком прекрасна.

Изабель задыхалась, она дышала судорожно.

- Когда-нибудь ты должен научиться прощать Бога за его решения.

Изабель снова не хватило воздуха. Она закрыла глаза, ее слова зазвучали тише, почти как вздохи.

- Я уверена, после этого Ему станет легче.

Изабель дышала сейчас быстро и неглубоко. Дротик достиг С3, отрезав от позвоночника последние грудные нервы, связывающие его с диафрагмой. Галену хотелось, чтобы ее глаза открылись. Изабель открыла глаза. Все ее силы уходили на то, чтобы дышать, чтобы оставаться с ним.

- И, если есть цель, если есть план, если есть путь, то, когда я уйду, я окликну тебя,... назову твое имя,... пошлю тебе весточку... и ты поймешь, что я была права, - ее глаза снова закрылись. - Как всегда.

Губы Изабель сжались, она слегка улыбнулась ему. Потом она взглянула на него, и Гален понял, что она не может больше дышать.

Он видел, что она умирает, свет ее серых глаз тускнел. Изабель едва слышно прошептала:

- Поцелуй меня на прощание.

Гален наклонился
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY