Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


стоит выслушать его, прежде чем решать судьбу нашего ордена?

Собрание возобновило свою работу, но теперь в полукруге кресел зияла дыра, пустота в его центре. Глядя в эту пустоту, Гален мысленно вернулся в тот день, на то место, к тому дротику, к хрупкому телу, судорожно сжавшемуся рядом с ним. Гален старался говорить так же спокойно, как в начале рассказа. Чтобы успокоиться, Гален представил себе, как он вонзает дротик в глотку Элизара.

Но даже это не смогло защитить его от боли. Он отстранился от своих слов, от своего тела. Он должен сбежать куда-нибудь, в то место глубоко внутри, где он скрывался от самого себя.

Он рассказал Кругу о том, как вырвался из таверны, о взрыве корабля, о предложении Мордена, о смерти Изабель. Когда он описывал ее смерть, ему показалось, что палатки должны рухнуть, край утеса обвалиться. Но все осталось прежним, за исключением того, что ее больше не было. И предполагалось, что ему придется жить дальше.

Галена отпустили, и он вышел из лагеря в ночь, отстранено наблюдая за тем, как корабль мага поднимался в небо. Задействовав сенсоры, Гален просканировал три частоты в верхней части ультрафиолетового диапазона. Корабль был отмечен руной Келла. Он стрелой поднимался вверх. Келл покидал их.

Гален заметил, что остановился в нескольких шагах от лагеря. Все изменилось. Да, палатки не рухнули, утес не обрушился. Но маги никогда не будут такими, как прежде. Они потеряли Изабель и Бурелл. Круг потерял своего лидера. Тени вернулись, и Морден бродил среди магов, вербуя союзников. Гален чувствовал, что, сделай он еще шаг, все рухнет.

Карвин подошла к нему, тревожно округлив глаза. Без хвоста, мотавшегося туда-сюда на ее затылке, она выглядела странно. Казалось, часть ее исчезла. Когда они встретились на Бренсиле, Гален этого не заметил.

-
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY