Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


действовать. У нас не было достаточной информации о Тенях. И до сих пор нет. Но, тем не менее, теперь нам придется действовать.

Значит, и здесь Элизар сказал правду. Келл послал их, надеясь на неудачу. Келл думал, что сможет манипулировать всеми, сможет получать информацию от одного, и придерживать ее от остальных. Он думал, что сможет контролировать все, контролировать Теней, контролировать хаос. Он думал, что сможет создавать вселенную по своему усмотрению. И его высокомерие стоило Бурелл и Изабель жизни.

- Так же было важно, чтобы неопытные маги провалили задание, - продолжал Келл. - Потому что, если бы другие маги вошли в непосредственный контакт с Тенями, то Тени тоже были бы вынуждены действовать. Тогда Элизару пришлось бы выбирать ту или другую сторону, и он больше не смог бы оставаться нашим информатором.

- Он выбрал, - сказала Инг-Ради. - Но не ту сторону, которую ты ожидал.

Келл поднял глаза к потолку, на его лице было написано отчаяние.

- Даже сейчас я не могу в это поверить.

Гален не мог сказать, задумывал ли Элизар это с самого начала, или его намерения в какой-то момент изменились. Его вера в товарища, его уверенность в том, что Элизар ему друг, рухнула.

Но какое это имело значение? Если Элизар и планировал предать Теней и предоставить собранные им знания магам, то в какой-то момент - быть может, когда он читал файлы Келла, или когда сидел за столом в таверне, притворяясь их другом, - он решил воспользоваться знаниями в своих интересах. В правде, рассказанной им, пряталась лишь одна ложь. Элизар лгал, говоря, что все, сделанное им, делалось ради блага всех магов.

Гален, по крайней мере, верил, что именно благо было целью Келла, хотя его методы были ошибочными. Гален и Изабель оказались между ними: между ложью одного и ложью другого.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY