Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!




Внутри Гален остановился и стоял неподвижно перед входом в комнату Круга, ожидая их вызова. Его разум был таким же пустым и чистым, как окружавшие его белые стены шатра.

Наконец его позвали, и он ступил в огромный каменный амфитеатр, остановился перед магами, которых он считал лучшими из всех: Херазад, Блейлоком, Келлом, Инг-Ради, Элриком. Однако теперь к его благоговению примешивалась тень сомнения. Элизар выдвинул много обвинений против Круга и Келла. Сердцем Гален чувствовал, что эти обвинения скорей всего лживые, но что-то внутри него упрямо цеплялось за них. Любой техномаг знает, что обман лучше всего действует, если ложь смешать с правдой. Разве Элизар смог бы сочинить всю свою историю, опираясь лишь на обман?

Келл взглянул на него с высоты, темные глаза мага пристально изучали Галена. Гален вспомнил о мудрости Келла, сквозившей в вызове, брошенном ему магом во время инициации, о великодушии - Келл позволил ему стать магом даже после столь серьезного проступка. За то время, в течение которого Келл возглавлял орден, он превратил орден из сообщества магов, произносивших слова Кодекса, в сообщество тех, кто действительно верил в заповеди Кодекса и жил, следуя им. Гален не мог поверить, что Келл скрывал известную ему информацию о Тенях, когда отправлял его с Изабель на поиски их следов. Гален не мог поверить, что Келл ведет магов по неверному пути.

Чтобы подняться на ноги, Келлу пришлось воспользоваться резным посохом, сделанным из слоновой кости. Он выглядел утомленным, но его осанка по-прежнему была гордой, как и подобало великому лидеру. Короткая белая накидка поверх мантии добавляла ему солидности.

- Гален, мы все сожалеем, - сказал Келл, - о том, через что тебе пришлось пройти, выполняя наше задание. Мы не знали, насколько опасной была ситуация, иначе
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY