Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


каждый со своим кризалисом.

Единственным разумным предположением было существование нового кризалиса. Каждый кризалис развивался вместе со своим хозяином, приобретал специфические черты, свойственные ученику, что делало невозможным использование его кем-то другим. Старые кризалисы, хранящиеся у начинающих и опытных магов, были слишком специфическими, чтобы их мог использовать кто-то еще. К тому же Тилар был центаврианином, следовательно, он мог работать только с кризалисом, предназначенным для центаврианина.

- А Карвин? - спросила Херазад.

- Что Карвин? - ответил Элрик. Он разозлился из-за того, что речь зашла о лучшей ученице Олвина, и расстроился, потому что предвидел это.

- Она - единственная центаврианка, прошедшая посвящение за последние несколько лет. Она получила кризалис в то же самое время, когда кризалис Тилара был у него отобран. Возможно, они заключили между собой какое-то соглашение...

- Мне это кажется невозможным, - заявил Келл. - Но мы проверим. Мы проверим всех начинающих магов. Мы заново проверим всех учеников, вступивших на стадию кризалиса. И, когда в результате мы ничего не обнаружим, нам придется иметь дело с тем самым, неприемлемым для нас ответом.

Келл сел, его плечи сгорбились, лицо напряглось. Он выглядел усталым, как будто страдал от потери в войне, которую вел долгое время. Элрик подумал: что бы он ни знал о Тенях, как бы он ни надеялся сражаться с ними, Келл определенно не собирался раскрывать свои карты.

Остальные погрузились в молчание, как будто боялись высказать свои мысли вслух. Элрик чувствовал, что он один готов иметь дело с реальностью, что он один понимает, чем они рискуют.

- Если нашим следующим шагом будет поиск источника кризалиса Тилара, - начал Элрик, - то давайте объявим Галену и Изабель, что их задание
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY