Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


В ответ трансивер Крайселнек послал изощренный сигнал, однако сам биотек, казалось, никак не отреагировал на происходящее. Если бы это был обычный сигнал, вроде тех, что посылало Крайселнек ее место силы, сигнал был бы перенаправлен в ее мозг для передачи информации.

На второй такой же сигнал передатчик не отреагировал. И после этого имплантанты Крайселнек перестали нормально функционировать: какие-то элементы были парализованы, в то время как другие продолжали работать нормально. Я подумала, что это, возможно, было вызвано тем, что имплантанты Крайселнек уже довольно долгое время находились вне тела. К тому времени прошло уже три года с момента ее смерти.

Я изо всех сил боролась со своим любопытством. Думаю, что сдерживала себя почти год. Потом я рискнула. Послала сигнал моему собственному передатчику.

Изабель чуть качнула головой.

- Все остальное, как говорится, было идиотизмом. Когда я послала сигнал в первый раз, он послал ответный. Во второй раз - я месяц сдерживалась перед тем, как сделать это - примерно треть моих имплантантов перестала функционировать. С тех пор я стала держать тебя подальше от своих глупых исследований. Я слегка запаниковала. Некоторое время я вообще не могла пользоваться имплантантами. Хотя некоторые имплантанты продолжали функционировать, мне пришлось заново учиться связываться с ними.

Однако способность контролировать имплантанты не вернулась ко мне полностью. Мне пришлось заплатить за это. Определенным системам моего организма пришлось передавать сигналы, предназначенные для биотека. Тело человека не предназначено для этого. Со временем мне становилось все труднее и труднее заставлять биотек реагировать на мои команды.

Гален подумал, что его первое впечатление о состоянии ее здоровья оказалось не таким далеким от истины. Бурелл
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY