Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


мне самой необычной из его работ. Не знаю, за что в этой работе ему могли вынести выговор, но я понятия не имею, почему Круг делает то, что делает. Полагаю, они испугались того, что дракхам может стать известно о работе Осийрина, и, в результате, на техномагов обрушится гнев Теней.

- Мы можем ознакомиться с его работами? - спросил Гален и заметил, что получил сообщение.

- Вот они. И пусть это будет для вас уроком. Стремитесь узнать все.

Последнюю фразу в унисон с Бурелл произнесла Изабель, и Бурелл криво улыбнулась ей.

Бурелл вернулась к своим экспериментам, но Изабель продолжала смотреть на свою мать, на ее лице появилось выражение беспокойства. Через несколько секунд она осознала, что Гален наблюдает за ней.

- Читай первую часть работ Осийрина, а я - вторую, - сказала она. - Прочтем - поговорим.

Гален кивнул, открыл документ перед своим мысленным взглядом. Текст был написан на древнем руническом языке таратимудов, основы которого он выучил, изучая работы Вирден. Решив, что у него уйдет очень много времени на прочтение документа на языке оригинала, Гален воспользовался своей программой-переводчиком с языка таратимудов.

Маг быстро пробежал глазами текст. Он оказался коротким - всего тридцать восемь страниц, но, казалось, содержал огромное количество важной информации. Изображения дракхов, данные об их анатомии, описание их языка, культуры, верований.

- Позволь мне сделать это! - раздался крик Изабель. - Я помогу тебе.

Изабель обхватила рукой плечи Бурелл. Желтое кресло то становилось прозрачным, то восстанавливало свой цвет. Точно так же иллюзия, за которой Бурелл скрывала свой внешний вид, то появлялась, то пропадала. Бурелл то оказывалась в красном шелковом платье - то в черном балахоне, то со сложной прической на голове - то лысой, то ее лицо
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY