Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


в воздухе парило желтое кресло, где сидела Бурелл. Уже третий день подряд она была занята экспериментом с микроскопическим приемопередатчиком. Гален сгорал от любопытства по поводу того, что же именно она делала, но она до сих пор отмахивалась от всех вопросов.

После возвращения к своему месту силы здоровье Бурелл не улучшилось. Хотя она изо всех сил скрывала свое истинное состояние, она все больше времени проводила в постели, а когда вставала, они видели, что она сильно страдает. Последние несколько дней Изабель выходила из дому все более неохотно. Когда Бурелл спала, Изабель регулярно заходила к ней. А когда Бурелл бодрствовала, Изабель постоянно оборачивалась к ней.

Гален чувствовал, что им надо что-то предпринять, но не знал, что именно. Органеллы Бурелл оказались неспособными излечить ее, и Изабель рассказывала, что она отказалась принять чью-либо помощь. Органеллы плохо справлялись с хроническими заболеваниями, но, тем не менее, почему она отказывалась хотя бы попытаться? Может, Бурелл что-то скрывала?

Как будто прочитав его мысли, Бурелл пристально взглянула на него, подняв брови. Временами выражение ее лица было точь в точь, как у Изабель.

Гален мысленно вернулся к просмотру сведений о дракхах. Они должны каким-то образом добыть больше информации, добыть доказательства того, что за всем происходящим стоят Тени. Он боялся, что они уже получили всю информацию, которую можно было получить без особого риска и, для того, чтобы узнать больше, им придется серьезно рискнуть.

С помощью зонда, размещенного ими на капитане Ко'Вине, три дня тому назад они наблюдали за тем, как он отослал Г'Лил на корабль, а сам двинулся в противоположном направлении. Зонд был прикреплен прямо в центре лба Ко'Вина - Изабель рассказала, что нарн был пьян, и зонд можно было прилепить
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY