Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


что его внутренние органы готовы разорваться от смеха. Но остановиться он не мог. Гален согнулся пополам. Ко'Дан посмотрел на них, пожал плечами и вернулся к стряпне.

Гален с Изабель уже должны были овладеть собой и перестать смеяться, но тут их внимание привлекло нечто новенькое: шарик, политый подливкой, настолько густой, что она покачивалась на тарелке, вновь изготовленный брин, который надо было попробовать, соответствует ли он критерию "влажный и мясной". Ко'Дан предложил Изабель хотя бы "укусить", и смех начался по-новой. За всю свою жизнь Гален никогда так не смеялся. Он решил, что это вызвано недостатком сна.

В 07:10 утра Ко'Дан объявил, что они добились победы. У него получился "превосходный брин, не имеющий себе равных за всю историю кулинарии". Когда он уселся за стол с бутылкой вина, чтобы отметить это, Изабель с Галеном снова принялись хохотать, на этот раз без особой на то причины. Гален просто взглянул на Изабель и не смог сдержать смех. Он оперся локтями о кухонный стол и судорожно глотал воздух, рядом с ним тоже самое делала Изабель. Ее рука коснулась его руки. Спустя несколько мгновений ее рука накрыла руку Галена.

Он прекратил смеяться, повернулся к ней, а она - к нему. Серые глаза Изабель сияли, она смеялась и жадно ловила ртом воздух. Гален глубоко вздохнул, чувствуя такую привязанность к ней, какой не ощущал ни к кому другому. Ему снова захотелось смеяться. Когда она вздохнула, он тоже вздохнул, пораженный тем, как сильно он любит ее.

- Вы должны попробовать кусочек, - позвал Ко'Дан. - Я не могу взять весь этот неподражаемый брин себе.

Они снова расхохотались. Изабель сжала руку Галена, потом отпустила ее, и они уселись за стол рядом с Ко'Даном.

Ко'Дан предложил им выпить вместе с ним. Когда они подняли стаканы, он произнес:

-
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY