Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Но он был здесь, следил.

Элрик вспомнил, что нечто в Мордене встревожило его. Но они общались очень недолго, а вокруг царил такой хаос, что Элрик так и не определил, что же именно его обеспокоило.

Элрик связался с архивом своего места силы, вызвал запись ночи открытия ассамблеи. Быстро поискал нужную запись, и вот перед его мысленным взглядом возник Морден: гладкий голос, послание от Тура и корзины пектов. Теперь, просматривая запись тех событий, Элрик поразился: все произошедшее показалось ему грубой попыткой отвлечь внимание. Устроить хаос, чтобы избежать проверки. Элрику стало стыдно, что такой простой прием сработал.

Но почему Морден стремился избежать проверки? Он действительно был посланцем Тура. Он боялся, что при проверке Элрик что-то обнаружит?

Элрик отметил изображение Мордена, поискал его по всем записям со всех зондов за время ассамблеи. Но, так как из уважения к личной жизни магов Элрик не устанавливал зондов внутри палаток, его возможности были ограничены.

Однако получилось сорок записей, на которых определенно был Морден, и намного больше тех, где его нельзя было идентифицировать наверняка, но можно было предположить с большой долей вероятности, что на них был все-таки он. Морден прибыл на ассамблею в ночь открытия и, судя по записям, оставался там в течение двух следующих дней. По-видимому, он улетел утром третьего дня, во время посвящения.

Элрик просмотрел сорок записей. Морден появлялся, заходил в палатки. Вот он выходит, разговаривая с одним из кинетических гримлисов. Этот маг представляет его другим. За первую ночь Морден переговорил со многими магами, хотя Элрик заметил, что он старался держаться подальше от членов Круга. При удобном случае он отводил кого-нибудь из магов в сторонку, и там, в тени, разговаривал с ними наедине. Его
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY