Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


выгнал Джаб с заседаний.

Цирцея расстроилась из-за того, что он пропустил ее лекцию, но во всем остальном, маги, вопреки ожиданиям, казались довольными собой. Юные ученики играли и учились, те, кто только что получил кризалис, проводили первые неуклюжие тренировки. Начинающие маги работали с кинетическими гримлисами: помещали частички кризалисов в свои корабли и учились управлять ими. Остальные маги болтали, хвастались, смеялись и спорили.

Такие встречи всегда радовали Элрика, но эта ассамблея отличалась от других. После отлета Галена Элрик ощущал себя очень одиноким. Все происходящие события воспринимались им как голографические иллюзии, ничто не волновало его. Он будто жил в мире Теней и обреченности, и был единственным, кто способен заметить их наступление. Элрик знал, что Блейлок чувствует то же самое, но это было слабым утешением. Ведь не его ученика отправили навстречу смертельной опасности.

Элрик стоял в центре гостиной. Свет не горел, огонь в камине тоже. Дом был тихим, пустым. И, возможно, таким он и останется.

Элрик отогнал грустные мысли, включил кое-какое освещение и зажег магический огонь в очаге. Он подарил Галену посох, рассказал ему все, что мог. Круг решил, что Гален с Изабель должны выполнить это задание самостоятельно. Мог ли он сделать еще что-нибудь?

Сев за стол, понял, что бессознательно запросил контакт с зондом, который записал драку Галена с Элизаром. В ту ночь он множество раз прокрутил запись, столько раз, что почти выучил ее наизусть. Но с той ночи Элрик ни разу не просматривал эту запись.

Зонд, установленный в палатке, располагался сзади, поэтому Элрик мог видеть лишь спину и бок Элизара, а Гален и Изабель стояли лицом к нему. В свете освещавших ночь светящихся шаров их лица казались плоскими, размытыми.

Элизар поднес руки
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY