Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


плелись к лифту. Видимо, они все направлялись в свои номера.

Гален получил сообщение от Изабель. "Я им займусь, если ты проследишь за нарнами".

"Да" - ответил он. Визуализировал уравнение отправки сообщения, одновременно просматривая данные с нескольких зондов Бурелл и следя за разговором. Ему показалось, будто он вернулся назад, в тренировочный зал и должен удержать в воздухе четыре шара.

- Мы покинули ассамблею до ее окончания потому, что Бурелл совсем разболелась, - сказала Изабель. - Она нездорова уже некоторое время, поэтому годами не удалялась от своего места силы. Напряжение очень сильно подействовало на нее. Мы подумали, что лучше всего будет немедленно вернуться. Гален прилетел с нами на случай, если мне понадобится помощь в уходе за Бурелл.

Изабель, конечно, была права, не раскрыв Тилару правды. Однако Галена интересовало, не обладает ли центаврианин какой-либо полезной для них информацией. Если бы его самого изгнали, то он был бы рад помочь магам.

- Мне грустно слышать это, - сказал Тилар. - Неужели ее нельзя вылечить?

Нарны ввалились в лифт, один из них затянул пьяную песню. Гален переключился на зонд, находящийся в лифте.

- Нет, - ответила Изабель.

Воцарилось молчание.

Сохраняя концентрацию, чтобы не потерять связи с зондами, Гален вынудил себя заговорить.

- Тилар, что привело тебя сюда? - спросил он. Наложил заклинание, активирующее сенсоры. Галену было неприятно из-за того, что он не доверял бывшему члену их ордена, но он помнил наказ Элрика: быть осторожными. Поэтому появился еще один, пятый шар, которыму нельзя дать упасть.

Стакан Тилара описывал круги.

- О, я столько путешествовал! Побывал на Приме Центавра, но задержался там ненадолго, потому что понял, что не смогу жить среди своих спесивых и чванливых соплеменников.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY