Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


для чужих глаз. Ты должен дать мне слово, что никому не расскажешь о том, что увидишь.

Ее исследования, понял Гален. Должно быть, Бурелл продвинулась намного дальше, чем думали другие маги, и, если о ее работе станет известно, многие начнут осуждать ее.

- Даю слово. Никому.

- Хорошо.

Она протянула руку, и дверь в ее жилище отворилась.

- Добро пожаловать.

Бурелл вошла первой, вернее, въехала в кресле на колесах - иллюзии, которую она создала после того, как ее корабль занял свое место в частном ангаре космопорта. Она согласилась придерживаться легенды, что Гален прилетел с ними из-за ее плохого самочувствия. Но она не желала, чтобы люди, которые повстречаются в порту и по дороге к дому, видели ее истинное состояние. Гален до сих пор сам не видел Бурелл такой, какой она была на самом деле, хотя ему было известно от Изабель, что ее мать серьезно больна. Путешествие на Суум сильно ухудшило ее состояние. Изабель надеялась, что возвращение Бурелл к месту силы улучшит ее здоровье.

В порту Бурелл сменила свой обычную эффектную внешность на иллюзию мертвенной бледности, слежавшихся грязных волос и невыносимого запаха. Проходя таможню, Гален заметил, что запах сделал свое дело: таможенники оставили ее в покое и разговаривали с Изабель шепотом. Бурелл с удовольствием играла свою роль. По пути домой в вагоне монорельса она так кашляла, что, казалось, вот-вот умрет.

Гален последовал за Бурелл, Изабель вошла последней и закрыла за ними дверь. Гален испытал облегчение оттого, что запах, исходящий от Бурелл, мгновенно исчез вместе с бледностью и грязными волосами. Бурелл выглядела вполне здоровой в своем облегающем красном платье, ее короткие черные волосы были уложенны в сложную прическу. Взамен инвалидного появилось желтое кресло, плавающее в полуметре от пола.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY