Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


эта ложь? Хотя предполагалось, что Элизар не должен пользоваться кризалисом в отсутствии Келла, в таком раздражении он мог все-таки сделать это. Искусный маг способен зафиксировать ложь при помощи своих сенсоров, отслеживающих сердцебиение, дыхание, приливы крови к коже, размер зрачка, напряжение голоса. Некоторые маги могли регулировать эти функции организма, и, таким образом, скрывать свою ложь. Гален пока что в этом не преуспел, а о способностях Изабель он не знал. Однако для Элизара даже наблюдение за Изабель - ибо один маг подозревал другого во лжи - показало бы, насколько значим этот разговор и как далеко они зашли. И Гален не мог понять, в чем дело.

Кисть руки Элизара слегка сжалась, большой палец стал описывать круги, касаясь ногтей остальных четырех.

- Вы с Бурелл стоите друг друга. Вы заявляете о том, что способны с помощью научных исследований прийти к пониманию сущности биотека. Но что вам удалось обнаружить? К тому времени, когда вы откроете хоть что-нибудь полезное, будет уже слишком поздно!

Элизару было известно об угрозе, как он говорил: "угрозе не только нам, но и всему живому", и он отчаянно пытался отыскать оружие, способное противостоять этой угрозе. Но в его настойчивости не было смысла.

Он действовал так, будто эта угроза уже существовала в настоящем. Но, если бы дела обстояли именно так, другие маги знали бы об этом. Гален заметил, что тяжело дышит, что весь натянут, как струна. Кризалис эхом отвечал ему.

Резкое лицо Элизара повернулось к Галену:

- Что за заклинание ты наложил сегодня утром, в тренировочном зале?

Галену хотелось помочь другу, но он не мог. Оказалось, что заклинание несло слишком большую разрушительную силу. Его нельзя больше использовать. Гален покачал головой:

- Я... я толком не знаю.

- Гален, это невозможно!
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY