Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


течения, - сказал Гален.

- Очень хорошо выполненное двухмерное изображение.

- Изабель.

Элрик кивнул, и Гален пошел рядом с ним. Элрик не носил украшений, но этот подарок был изготовлен специально для него, у балахона даже был его любимый высокий воротник, и Элрик чувствовал необыкновенное удовольствие, нося его. Но ему не доставляло особой радости видеть Галена увлеченным другим магом. Гален не был искушен в делах любви так же, как и во многих других. Его жизнь здесь была суровой, быть может, ему недоставало теплой, семейной обстановки, но здесь он был в безопасности. Его большие глаза, приученные наблюдать, стремящиеся к знаниям, были открыты миру, делали его уязвимым.

После посвящения Элрик больше не сможет защищать Галена. Возможно, он оказал Галену медвежью услугу, излишне опекая его до сих пор. Галену придется встретиться с жизненными испытаниями и сохранить при этом дисциплину и контроль. Пока он будет считаться начинающим магом, ему предстоит много путешествовать, выбирать свои собственные цели, искать свое место. Скоро он станет полностью независимым. Он больше не будет внимательным учеником, повторяющим каждое движение Элрика.

И Элрик останется один.



* * *



Гауэн укладывал на землю плетеные маты так, чтобы образовался круг. При встрече с ним Гален всегда вспоминал о монахах - возможно, что-то было в его круглом постоянно спокойном лице, в его благоговейном отношении к биотеку. Гауэн обещал стать хорошим целителем, и Гален желал ему успехов.

Гален тоже держал в руках стопку матов и выкладывал другую половину круга из пятнадцати матов. После разговора с Элриком он чувствовал себя лучше, но ему не хотелось возвращаться на ассамблею, не хотелось никого видеть. Гауэн и Карвин, по крайней мере, отнеслись к нему нормально. Как только он подошел
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY