Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


применения этого заклинания, - сказал Элрик.

Гален повернулся к нему, несчастные ярко-голубые глаза смотрели, не моргая.

- Именно мой язык заклинаний привел к нему?

- Так же, как изучение атома привело к созданию атомной бомбы, а изучение свойств света - к созданию лазера. Возможность существовала давно. Ты просто реализовал ее.

- Я не хотел причинить вред, - сказал Гален.

- И ты должен убедиться, что никогда не причинишь его.

Своим открытием Гален взвалил на себя тяжелое бремя. Элрику очень хотелось, чтобы Галену не пришлось нести его, он даже не знал, сможет ли Гален вынести такую ношу. Если бы Элрик не давил на него, не подталкивал его, сурово и неумолимо, Галену, быть может, никогда бы не пришлось нести ее. Но однажды полученное знание невозможно забыть, просто пожелав этого. Элрик встал, глядя в глаза Галену.

- Ты сейчас взвалил на себя огромную ответственность, бремя, которое тебе придется нести всю оставшуюся жизнь. Пойми, ты никогда больше не должен использовать это заклинание.

Гален отключил экран.

- Да.

- Ни при каких обстоятельствах. Ни в коем случае.

- Да.

- Мы не знаем, каковы будут последствия его применения, и какая область пространства окажется во власти его действия.

- Да.

- Маги поклялись использовать свое могущество ради блага, а не для того, чтобы нести смерть и разрушения.

- Да.

- И ты никогда никому, не должен открывать, каким образом ты пришел к этому заклинанию.

- Да.

Элрик лишь кивнул. Гален говорил решительно, но он пока еще не понимал, какая тяжесть обрушилась на него. Элрик сам до конца не понимал этого. Все маги обладали огромным могуществом и были обязаны научиться контролировать его, чтобы следовать положениям Кодекса и действовать лишь во благо. Магу приходилось контролировать не только
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY