Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


всего два ботинка. Она уничтожила и эти две иллюзии. Больше ботинок не осталось. Олвин удивленно кашлянул - она надула его. Зрители, включая Галена и Феда, зааплодировали. Карвин игриво поклонилась.

Олвин отпустил ее кризалис.

- Ты что, хочешь, чтобы я прошелся по этой грязи... я имел в виду траву, босиком?

Карвин взяла его за руку и развернула. Там, у стены аккуратно стояли оба его ботинка. В какой-то момент она заменила реальные ботинки на иллюзорные, а Гален даже не заметил подмены. Глаза Олвина вылезли на лоб, он оценивающе кивнул:

- Я вырастил гения.

В глубине галереи Гален заметил Элрика. На нем был балахон, какого Гален еще ни разу не видел. Балахон с высоким, как любил Элрик, воротником, но на груди на черном фоне мерцали серебряные и медные нити, образуя замысловатый узор. Украшение совсем не в стиле Элрика. Гален гадал, где Элрик мог раздобыть этот балахон и зачем надел его сегодня.

Элрик разговаривал с Цирцеей, и Гален не решился привлечь его внимание. Да в этом и не было необходимости. Элрик наверняка знал, что он здесь, Элрик почти всегда знал, где он находится. Гален понял, что им надо дождаться своей очереди. Он бы предпочел пройти через это как можно быстрее. Но делать нечего, надо ждать.

Щит исчез. Рядом с ними возникла Херазад в своем ярко-голубом сари. Она поприветствовала Галена и подтолкнула Феда рукой в спину, направив его вокруг скамьи к тренировочной площадке.

- Пошли, поглядим, что ты умеешь.

Фед оглянулся, и на его лице мелькнуло паническое выражение. Подошли Олвин с Карвин.

- Где же ты был прошлой ночью? - сказал Олвин, обнимая Галена.

Хоть это было всего лишь дружеским приветствием, близкий контакт доставил Галену неудобство. Элрик не обнимал его. Снова возник щит. Олвин отпустил его.

- Рад вас видеть, - сказал
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY