Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


покрытые простынями - они были окружены щитом. Фигуры под простынями были неправильными, неровными, слишком маленькими. Элрик остановился перед Галеном и протянул руку. На его ладони было кольцо.

Гален сжал кольцо в руке. Часто он чувствовал, будто его жизнь началась в тот день, когда Элрик вышел из огня, а позади мага плыли тела родителей. Гален предпочитал не вспоминать о них. Он повернулся спиной к воспоминаниям, лишь их тяжесть давила на него. Гален надеялся, что воспоминания со временем станут слабее и исчезнут. Исчезнут прежде, чем ему придется взглянуть им в лицо.

Гален подошел к тумбочке, кинул кольцо в плетеную коробочку.

До него донесся звук закрываемой Элриком входной двери. Небеса больше не светились. Было уже поздно. Он не знал, каков будет эффект от применения открытого им заклинания. Он не знал, произойдет ли вообще что-нибудь. Он не хотел разочаровать Элрика. Но ему, как ученику, находящемуся на стадии кризалиса, было запрещено накладывать заклинания в отсутствие учителя.

Он подумал о том, что, по крайней мере, это заклинание было оригинальным. Оригинальным не просто потому, что, насколько ему было известно, не применялось ранее, а еще и потому, что являлось началом прогрессии, чем-то фундаментальным в техномагии. Базовым постулатом.

Даже если попытка наложить это заклинание окажется глупостью, Элрик все равно оценит его старания.

Однако Гален не мог представить, каким образом это заклинание сделает то, чего ожидал Элрик, - раскроет, выразит и наполнит самого Галена. Оно не возникло из каких-то фантазий. Оно было выведено простым, логическим путем. Возможно, его язык заклинаний был чересчур механическим для того, чтобы раскрыть его внутреннюю сущность. Гален знал, что его язык, как и он сам, был ограниченным. Ему хотелось быть лучшим учеником,
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY