Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


оказывались неэффективными, в лучшем - некомпетентными.

Сейчас Гален чувствовал, что ответ на вопрос Элрика может лежать в трудах древних, очаровывавших его, но не знал, удастся ли ему внести свой вклад в эту великую работу. Его заклинания были просто данью свершениям Вирден, они не показывали, какое отношение к ним имели его собственные работы. Он не смог создать ничего оригинального. Гален уставился в пол.

- Я не уверен, - ответил, наконец, он.

Элрик направился к двери.

- Хорошая техника и точность, - быстро произнес он.

Голова Галена дернулась вверх. Элрик поклялся всегда говорить ему правду, и за все одиннадцать лет, что Элрик учил его, Гален всего два раза удостоился похвалы учителя, не считая этого.

Элрик остановился около двери.

- Ты поразмышлял над вопросом, который я задал тебе вчера?

Голос Элрика снова стал глубоким и размеренным.

Всем ученикам, завершившим обучение на стадии кризалиса, предстояло ответить на вопрос "Почему ты стал техномагом?". Это будет частью церемонии посвящения. Ответ часто помогал определить, над чем маг предполагает работать. Если Гален сможет ответить на этот вопрос, то все его заклинания обретут направленность.

- Мне надо подумать еще немного, - ответил Гален.

- А какие-нибудь мысли на это счет у тебя есть?

- Изучать работы древних и продолжить их там, где я смогу.

- Продолжить их работу?

- Это видится мне более достойным занятием, чем любая другая работа, какую я могу представить.

- Это достойно. Но ты должен делать это по-своему.

Элрик взялся рукой за дверную щеколду и произнес пароль:

- Архимед.

Созданное Элриком ограждающее поле удерживало посторонних снаружи, а энергию - внутри.

- Завтра утром ты покажешь мне что-нибудь оригинальное.

Элрик вышел.

Гален взял контейнер и
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY